“…Звонить-то надо не в Ереван, а в сам Карабах”

Архив 201130/06/2011

Российский эксперт оценил шансы начала войны за Нагорный Карабах и вероятность выхода России из процесса урегулирования этого конфликта
“Путей для мирного урегулирования пока не видно. Не исключено, что конфликт вокруг Нагорного Карабаха может быть решен именно силовым путем”, — заявил в интервью газете ВЗГЛЯД генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей МИХЕЕВ. Так он прокомментировал провал очередных переговоров между Арменией и Азербайджаном и последовавшую за этим демонстрацию силы со стороны Баку.

— Спустя два дня после провала переговоров в Казани с Арменией Азербайджан провел самый масштабный в своей истории военный парад. Можно ли расценивать эту демонстрацию силы как сигнал Москве и Еревану о том, что Баку не видит других способов карабахского урегулирования, кроме как военного? Или власти Азербайджана лишь демонстративно поиграли мускулами?
— Позиция Азербайджана в отношении нагорно-карабахского вопроса в последние годы не меняется. Он пытается оказывать давление на Москву, чтобы та повлияла на Ереван с целью мирного разрешения конфликта, но более интенсивными темпами. То есть Баку хочет как минимум начала переговоров об освобождении районов, не входивших в состав Нагорного Карабаха на момент распада СССР. И чтобы стимулировать Россию и Армению, азербайджанские власти вкладывают серьезные средства в перевооружение своей армии, пытаются создать видимость потенциальной военной угрозы.
— Алиев на параде заявил о том, что оборонный бюджет его страны уже достиг более 3 млрд долларов, и что он превосходит весь бюджет Армении. Для такого государства, как Азербайджан, это серьезная сумма? И сопоставимы ли в принципе на данный момент потенциалы армий двух стран?
— Мне трудно сказать, насколько армия Армении проигрывает азербайджанской, ведь и Ереван вкладывает достаточно большие деньги в перевооружение. Оба государства, к слову, покупают оружие у России.
Тут нужно отметить, что Азербайджан ведь будет воевать не с Арменией, а с Нагорным Карабахом, который, конечно, не обладает такой армией. А вот вмешается ли в конфликт Армения и в каком масштабе — главный открытый вопрос. С другой стороны, в Нагорном Карабахе есть боеспособная армия, есть укрепрайоны. Поэтому для его захвата потребуются немалые усилия.

— Тем не менее Баку всерьез рассматривает вариант силового решения конфликта?
— Я не думаю, что для азербайджанской стороны применение силы было бы лучшим вариантом. Но такую возможность они, конечно, рассматривают и демонстрируют свою решимость всем остальным.
Хотя если оценивать перспективы этого конфликта, то они выглядят плачевными. Вряд ли Азербайджан сможет провести молниеносную военную операцию с минимумом жертв. Эта война обещает быть затяжной и кровопролитной, число жертв, я думаю, будет исчисляться десятками тысяч. А значит, война нанесет серьезный урон стратегической стабильности в регионе.
Для Азербайджана, например, любые неудачи в этом конфликте могут стать поводом для смены политического режима. Думаю, что Алиев это прекрасно понимает, поэтому и не торопится переходить от угроз к делу.
— Какую позицию, на ваш взгляд, в случае начала конфликта займет Россия? Ведь в Армении у нас есть военная база и наши военные, возможно, не смогут остаться в стороне?
— Лично я уверен, что в случае конфликта Россия не будет выступать ни на чьей стороне. Если гипотетически боевые действия зайдут в тупик, тогда Москва, возможно, выступила бы в качестве посредника. Но пока главная задача нашей страны — не допустить эту войну.
— По итогам состоявшихся в конце прошлой недели переговоров в Казани ряд изданий написали о том, что российский лидер остался крайне недоволен отсутствием результатов и даже задумался о том, чтобы выйти из переговорного процесса по карабахскому урегулированию. Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что Москва действительно устранится от этого процесса?
— Ничего страшного в этом не будет. Проблема состоит в том, что позиции Армении и Азербайджана в этом конфликте несовместимы. …Понятно, что Медведев раздражен. Но он не первый, кто не может добиться в этом вопросе прогресса. И все разговоры о том, что Москва — неэффективный посредник, полностью безосновательны. Подобные конфликты во всем мире регулируются десятилетиями. Вспомним разделенный на две части Кипр, с которым 50 лет никто ничего не может сделать.
Кроме того, мне кажется, у Баку есть иллюзия того, что Кремлю достаточно снять трубку, позвонить в Ереван, приказать отдать Нагорный Карабах и все сразу решится. Но у России нет таких возможностей. Тем более нужно понимать, что звонить-то надо не в Ереван, а в сам Карабах. А он уже является достаточно сложившимся образованием. Там есть своя элита, свой бизнес, в том числе добыча золота, свои интересы, у них налажены торговые связи и они по командам Еревана не действуют.
Есть еще и другая сторона медали, о которой все забывают. Баку, требуя от Москвы надавить на Ереван, фактически предлагая России испортить отношения с Арменией, ничего не предлагает взамен. Что мы от этого приобретем? Может быть, Баку готов отказаться от трубопровода Nabucco? Или готов прокачивать всю нефть и газ через территорию России? Нет, не готов. Баку четко заявляет, что у него есть свои интересы, от которых он отказываться не собирается. В чем тогда интерес России? В вечной дружбе? Вечную дружбу на хлеб не намажешь, хотя бы потому, что ее не бывает вечной.
Карабах — это вообще не наша проблема. Откровенно говоря, кавказцы вообще мирно жить не могут, они столетиями воюют друг с другом. Именно от этого все их проблемы.
— Если Москва устранится от переговоров, не займет ли ее место Вашингтон, не раз демонстрировавший желание усилить свои позиции в регионе?
— Американцы в 90-х годах уже занимались этой проблемой. Итог тот же самый. У США есть действительно серьезное влияние на Армению через диаспору. Но в итоге получается наоборот: армянская диаспора имеет серьезное лобби в Конгрессе США и продвигает там интересы Еревана. Так что пусть займутся и посмотрим, что из этого выйдет. Хотя я уверен, что им тоже не удастся добиться какого-то прогресса, кроме того чтобы подтолкнуть регион к войне. Ведь американцы себя как миротворцы не показали нигде. Они вообще нигде ничего не смогли урегулировать мирным путем.
— Получается, что перспектив мирного урегулирования этой проблемы пока не существует?
— Путей для мирного урегулирования пока не видно. И война действительно возможна. Не исключено, что именно силовым путем можно решить этот конфликт. Но какова будет цена?..