Зримые контуры государства Курдистан

Архив 201212/04/2012

Отношения между иракскими курдами и властями в Багдаде переживают самый серьезный кризис со времен Саддама Хусейна. Лидер Иракского Курдистана Масуд Барзани обвинил премьера Нури аль-Малики в стремлении восстановить диктатуру и предупредил, что если ситуация не изменится, в Курдистане будет проведен референдум о провозглашении независимости.
Напомним, речь идет об отделении богатых нефтью северных районов. Обострение же курдского вопроса в Ираке может взорвать ситуацию в соседних странах — Турции, Сирии и Иране. Свои угрозы Масуд Барзани высказал сразу по возвращении из США, где он провел переговоры с Бараком Обамой. Хотя глава Белого дома в очередной раз высказался за единство Ирака, вряд ли лидер курдов, традиционно пользующихся поддержкой США, не посвятил американского президента в свои планы. По словам Масуда Барзани, руководство Ирака пытается монополизировать власть, а глава правительства фактически подчинил себе все силовые структуры — МВД, Минобороны и спецслужбы.
В этой ситуации Барзани планирует экстренно созвать общенациональную конференцию с участием лидеров всех трех основных общин — шиитской, суннитской и курдской. Цель встречи — “принять радикальные меры, которые позволили бы стране преодолеть острейший политический кризис”. Если господин аль-Малики проигнорирует съезд, Масуд Барзани откажется признавать его законным главой правительства. А следующим шагом станет референдум в Иракском Курдистане. “Это не шантаж. Но мы никогда не согласимся с возвращением диктатуры, какую бы цену нам ни пришлось заплатить”, — предупредил господин Барзани.
О возможном отделении от Ирака он прямо не сказал, но эксперты убеждены: если курды проведут референдум, на повестке дня будет стоять именно этот вопрос. Иракский Курдистан фактически и так уже существует как независимое государство: над официальными зданиями даже запрещено вывешивать флаг Ирака. Требовать большей автономии бессмысленно, она и так максимальная. Следующим шагом может быть лишь формальное отделение.
Для Багдада это станет тяжелейшим ударом и в политическом, и в экономическом плане. В курдских районах добывается до 60% иракской нефти. Кроме того, некоторые области (например, богатые нефтью окрестности города Киркука) считаются спорными — там живут и курды, и арабы, и туркоманы (тюркский народ). В случае отделения Курдистана там могут вспыхнуть межэтнические столкновения. Вдобавок курды имеют свои вооруженные формирования, которые получили боевую закалку еще в эпоху Саддама Хусейна. Они в состоянии дать отпор иракской армии, раздираемой распрями между шиитами и суннитами.
Заметим, главным препятствием на пути курдской независимости традиционно считались США. Им был невыгоден распад Ирака, где до недавних пор находились американские войска. Кроме того, отделение Иракского Курдистана спровоцировало бы серьезный кризис в Турции, союзнице Вашингтона по НАТО: Анкара сражается с курдскими сепаратистами вот уже 30 лет.
Но в последнее время у США появилось немало поводов скорректировать свой подход. Нури аль-Малики все чаще ведет себя не как союзник, а как непредсказуемый авторитарный лидер. Это проявляется и в том, что иракский премьер поддерживает тесные связи с единоверцами-шиитами в Тегеране, и в особой позиции, которую он занял по Сирии. По мнению некоторых экспертов, крайний вариант — независимость Иракского Курдистана — в планы США не входит, но до поры до времени они не пресекают “сепаратистские устремления” господина Барзани и его соратников.
Согласно другой версии, США посылают сигнал не столько Багдаду, сколько Анкаре. Американцы не слишком довольны позицией, которую занял турецкий премьер Эрдоган в отношении Ирана. У Вашингтона нет уверенности, что в случае ударов по иранским ядерным объектам он сможет рассчитывать на поддержку Анкары. Еще один повод для недовольства — конфликт Эрдогана с Израилем, главным союзником США в регионе. Разыгрывая курдскую карту, американцы дают понять Турции, чем она рискует, проводя слишком самостоятельную политику.
По материалам прессы