“Зиг хайль” для города-героя

Архив 201029/04/2010

Коллега по “Известиям” Сергей Лесков один из двух главных вопросов России сформулировал так: “Надо ли убивать таджиков?” (Второй относился к стабилизационному фонду.) Ответа нет. А пока взялись за армян. Бьют и убивают не из-за того, что кто-то отдельно взятый не понравился чем-то конкретно сделанным, а просто потому, что армяне — не русские. По той же причине забивают вьетнамцев, индусов, кубинцев…
Просто неприязнь оборачивается ненавистью, ненависть приводит к людоедству. Обыкновенный зоологизм.

…Скоро День Победы. И снова вопрос, выдвигающийся в главные: что празднуем — победу над фашизмом или фашизма над Победой? Столицу, в центре которой наряду с парадом войск страны-победительницы проходят ублюдочные марши с гитлеровской свастикой, уже не хочется воспринимать как сердце всей России. Санкт-Петербург — тем более.
…В силу своего атеистического воспитания поколение нынешних шестидесятилетних (и старше) святынями считало все, что связано с Победой, а святотатством — неуважение к ним. С некоторых пор неуважение все чаще превращается в надругательство. Протестовать особенно некому: фронтовиков в живых почти не осталось, кто еще жив — непротестоспособен. Внуков и правнуков победителей если и интересуют парады, то чаще всего те, что “гей”, государство озабочено поиском национальной идеи и реализацией приоритетных социально-экономических программ.
Но ни с нацидеями, ни с нацпрограммами, пока правят бал наци, вряд ли заладится. Какие там предначертания, если, не дай бог, славяне и неславяне займутся разборками в жанре “стенка на стенку”.
…Чем ближе к 9 Мая, тем чаще и дольше испытываешь не волнение, а стыд. Бились и завоевали победу всем миром — украинцы, армяне, азербайджанцы, таджики, грузины… О русских и не говорю.
Всмотритесь в лица тех, кто на гостевых трибунах на Красной площади. Старички-фронтовички из бывших республик СССР еще хорохорятся, пытаются делать вид, будто ничего не изменилось, — дескать, мы, как и прежде, вместе, чуть ли не один народ. Будто Москва, которую они отстояли, — это и их Москва. Между тем они в Москве гости не только потому, что находятся на гостевой трибуне. Они отцы и деды тех, которые “понаехали”.
Улетучится хмель от фронтовых “ста грамм”, отгремит праздничный салют — и по домам. Через таможни, погранконтроль и прочее. Как будто так трудно для оставшихся на самом донышке ветеранов отменить визы, регистрации и прочие препоны — пусть едут-летают по всему бывшему своему отечеству. Пока могут.
…Римма, как ее здесь все называют, продает на рынке зелень. Она из тех армянок, которым на вид можно дать пятьдесят, а можно и все восемьдесят. Торгует Римма на самом небойком месте: перебирает в задумчивости пучки укропа, побрызгает их водой, ждет покупателей. Подходят вяло. Постоянно в строго установленный день и час приходит лишь милиционер — за калымом. Как-то раз он нахамил Римме, и к следующему появлению сопляка в милицейской форме Римма вышла к торговому месту в гимнастерке, густо покрытой боевыми наградами, а также орденами и медалями за послевоенную трудовую доблесть. Мент засмущался, в хамстве заметно сбавил, но от калыма отказываться не стал.
Таким исходом Римма в общем и целом была удовлетворена и занесла его в реестр своих моральных побед, за что, как известно, орденов не дают.
…Песни времен Великой Отечественной имеют ту особенность, что их почти невозможно испортить. Даже певунам и певичкам фабрично-поточного производства, чтоб испохабить старые песни о главном, надо сильно постараться. И воспринимаются такие песни с удивительной для нынешней молодежи сопричастностью. Почему? Дело, наверное, не только в словах и мелодии — в чем-то более значимом и труднораспознаваемом. Может, в чистоте чувств, создающих энергетику, способную эхом докатиться аж до наших дней. Не знаю.
Слушают и поют эти песни не только в России, но повсюду на русском языке.
“Россия — для русских!” — под таким кличем, по сведениям известной правозащитницы Людмилы Алексеевой, намерены пройти на майских праздниках по Москве пакостники специального назначения. Форма одежды и маршрут те же, что во время так называемого “Правого марша”. Правозащитники ставят мэра Москвы в известность об ожидаемой акции и хотят знать, что в связи с этим намерен предпринять.
Пусть пока по другому случаю, но близко к теме высказывался пресс-секретарь мэра Сергей Цой. “Понимаете, — сказал он, — за последние пятнадцать лет облик Москвы решительно изменился в лучшую сторону, столица стала европейским городом не по географии, а по сути”. Смелое, конечно, заявление, если говорить о сути…
А 9 Мая градоначальник, как водится, прижмет к могучей груди горстку ветеранов и скажет все, что положено говорить в таких случаях. Нельзя исключить, что как раз в это время по Тверской или где-нибудь рядом промаршируют коричневые. С выбросом рук и чисто гитлеровским “зиг хайль!”
С праздником вас, дорогие ветераны! Приехали…