Жирайра Липаритяна задело “базовое” армяно-российское соглашение

Архив 201024/08/2010

Бывший главный советник по нацбезопасности первого президента РА, посол по особым поручениям, ныне профессор Мичиганского университета явно недоволен продлением срока действия договора о российской военной базе с 25 до 49 лет, о чем он и сказал на днях радио “Свобода”. При этом непонятно, чем конкретно недоволен Липаритян: если фактом наличия военной базы РФ в Армении, то договор о ней был подписан в 1995 году, в бытность его главным советником Тер-Петросяна.

 Если сугубо пролонгацией соглашения, то, наверное, у бывшего “архитектора” армянской внешней политики свое видение относительно грядущей ориентации Армении. Да и, похоже, из Мичигана проще “рисовать” перспективу исторической родины.

Соглашение о продлении срока нахождения базы на территории Армении не станет гарантией невозобновления войны в Нагорном Карабахе, оно лишь подчеркивает неспособность Армении установить мир с Азербайджаном и Турцией, говорит Липаритян в интервью радио “Свобода”.
И “логически” продолжает эту мысль: “Безопасность страны будет связана больше с военной сферой, нежели дипломатической. Это означает, что мы не можем решить проблем с соседями”.
“Глобальные” умозаключения профессора, в прошлом также главного переговорщика по нагорно-карабахскому урегулированию, легко приписать его оторванности от региональных реалий. Однако не все так просто. Липаритян уже не впервые подвергает критике то, что делается без него. При этом не следует забывать, что на протяжении примерно 7 лет у него был “карт-бланш” — Левон Тер-Петросян полностью вверил ему всю внешнеполитическую сферу — Липаритян вел переговоры по Карабаху, Липаритян заискивал перед Анкарой, желая наладить армяно-турецкие отношения… И когда ни один из его прожектов не выгорел, он, западник до мозга костей, вынужден был согласиться на российское военное присутствие в Армении. Четверть века для него казалось приемлемым сроком для этого, полвека, видите ли, уже плохо.
Он не только не одобряет пролонгации договора, но и предупреждает, что в случае войны “русские автоматически не придут на помощь армянам”. Бывший главный советник ссылается на соответствующее положение договора, в котором говорится, что если одна из сторон-подписантов подверглась атаке, она должна проконсультироваться с другой стороной. И именно “другая сторона” должна решить, ввязываться ей в конфликт или нет.
Словом, по Липаритяну, никаких выгод Армении от продления срока действия российской военной базы нет. Ему, правда, кажется, что если на Армению нападет Турция, то тогда Россия придет на помощь. А вот если Азербайджан, то навряд ли. Более того, он считает, что Азербайджан не решится атаковать Армению без тайного или явного согласия Москвы. Теоретизировать — его работа. Он и на посту главного советника все больше теоретизировал… А ушел с поста в 1997-м, когда почувствовал, что дела у патрона, сторонника ультиматума “война или мир”, плохи. Тогда ему не хватило мужества честно признаться в причине своей отставки, продиктованной, на наш взгляд, тривиальным страхом за собственную “шкуру”. К тому времени, напомним, уже обозначился конфликт между министром обороны Вазгеном Саркисяном, мягко говоря, не воспринимавшим пораженческих настроений в вопросе Карабаха, и президентом Тер-Петросяном.
“Главный архитектор” решил убраться восвояси — вспомнил, что давно не видел семью, пора бы уже быть вместе с родней… Он, кажется, даже отказался от предложения ЛТП стать представителем Армении в ООН. Ушел, как говорится, в академию, пишет книжки, читает лекции, кстати, часто бывает в Турции. И при малейшей возможности с безопасного расстояния критикует внешнюю политику Армении. Даром что семь лет занимался ею?!
Отдел политики