Жена Цезаря и другие

Архив 201231/01/2012

В несколько монотонной и оттого пресной, но по-прежнему горячо любимой Швейцарии случилось происшествие, от которого не то чтобы светлеет душа, но и нельзя сказать, что на сердце камень. Происшествия подобного свойства случались в здешних местах и раньше, однако автор почему-то избегал прямых сопоставлений, а теперь вот перестал этим брезговать, и тоже не знает отчего.
Короче: в Швейцарии не то чтобы в наглую, и все же умыкнули несколько тысяч франков, найдя способ оформить их не по правилам, а вопреки. Тоже невесть какой бином, но нюанс в том, что предложила его Кашия Хильдебранд, супруга председателя Центробанка Швейцарской Конфедерации.
Если бы то же самое произошло, к примеру, в Ливийской Джамахирии, Республике Бурунди или даже у нас в Армении — никаких вопросов, не такое видели. Но чтобы в стране, где толкаешь ты, а извиняются они, где собаки лают вполголоса, а самое горькое, что может представить себе швейцарец — это вишня в шоколаде, в такой стране смахнуть с общего стола деньги, да еще руками великосветской дамы, такое, извините, не каждый день.
Меж тем здесь интересен не столько факт, отзывающийся тихой печалью, сколько послефакт, вселяющий здоровый оптимизм. Но вначале о самом происшествии.
Незадолго до того, как Центробанк так часто посещаемой автором Конфедерации установил потолок колебания курса своего франка к наднациональному евро на весьма интересном уровне, госпожа Хильдебранд купила доллары, а через два месяца продала их, заработав на разнице курсов сколько Бог послал. (Бог, как выяснилось, послал двенадцать тысяч баксов.) Далее ничего не подозревавший супруг сообщил о произошедшем контрольным органам, подал прошение об отставке, а также пожертвовал на благотворительность ровно семьдесят девять тысяч долларов. Чтобы каким-то образом снять напряжение. Комментарии нужны? Если сказанного недостаточно, вот вам еще.
Германия. Глава местного Центробанка, Эрнст Вельтеке, ушел в отставку из-за нарушения профессиональной этики. А именно: во время церемонии, посвященной началу обращения евро, один из немецких банков оплатил его проживание в отеле “Адлон”. Если судить по счетам — более десяти тысяч долларов, отель, конечно, получше “Ширака”, но не в этом суть. Чуть позже гость выплатил половину суммы из своего кармана (остальное оплатил Бундесбанк), между тем правительство все равно потребовало отставки.
Франция. Министр финансов снимал квартиру вблизи Елисейских Полей за четырнадцать тысяч евро в месяц. На здоровье! Но, оказалось, на бюджетные деньги. Министр ушел с работы. Счастливого пути!

Армения. Чешем затылок, кряхтим, пыхтим и ничего вспомнить не можем. Вы же знаете, почему. Не то чтобы чиновники первого круга сплошные ангелы и не воруют. И не так чтобы съедали себя угрызениями совести и тотчас подавали в отставку. Тоже нет.
Но вот глава самого могущественного банка Швейцарии попал в переделку, скандал стал общеизвестным, раскручивается в СМИ, его уже не замять и не отменить. Пусть даже глава ни при чем, но занимаемый им пост предполагает — его жена, как жена Цезаря, должна быть вне подозрений. Тут ни замазать, ни отмазать. Исходя из вышесказанного: женам, папам, мамам, братьям, сестрам (включая двоюродных), дядям, тетям, не говоря уже о племянниках некоторых высокопоставленных лиц Республики Армения, наш сердечный, пламенный привет!
Во-вторых. В вышеозначенных обстоятельствах в Швейцарии на карту ставится не только репутация банкира, но и престиж государства. И то, и другое должны быть безупречными.
В-третьих. Закон — для всех закон. Даже в то самое советское время. Когда в Барвихе для сына Брежнева построили дом, жилая площадь дома оказалась чуть больше положенных шестидесяти квадратных метров. Тогда в гостиной сняли батареи парового отопления и комната сразу обернулась летней верандой. Приемщики сами же и сказали: “Сейчас снимите, а через год поставьте батареи обратно. Другого выхода нет”.
Сравните то, что в Швейцарии и даже в брежневском СССР, с тем, что сегодня в Армении. Большая разница. Тем более, а это нетрудно заметить, коррупционные изгибы у нас имеют тенденцию к усугублению. Пытаться с этим бороться так, как борются сегодня, все равно, что высекать искры из мыла. Оттого и чешем затылки, кряхтим, пыхтим, прячем глаза и ничего сказать не можем.
Москва