Железный аргумент Варпета Акопа

Архив 201226/05/2012

Полвека назад, в 1962 году, из Египта в Армению приехал художник, представлять которого особенно не нужно — без него немыслимо современное армянское искусство. Это Акоп АКОПЯН. Варпет. Ему только что исполнилось 89. Он работает без устали и полон идей.

Варпет Акоп говорит, что он тогда вернулся именно на родину. Абсолютно сознательно. Невзирая на социализм. Вначале писал мизераблистические сюжеты, скорее всего по инерции. Пока не прошел процесс адаптации к лелеянной родине, которую он исходил вдоль и поперек, — пропустил сквозь себя. И создал свою Армению — далеко не такую цветную и радужную, какой ее видели коллеги по цеху. Он создал Армению тоже очень убедительную и тоже правдивую.
Армянские пейзаж и натюрморт долгие годы доминировали в его творчестве, до той поры, когда вдруг (вдруг ли?) появились манекены. Акопян разыгрывал с ними удивительные мизансцены — нечто очень похожее на театр абсурда. К тому времени в его натюрморты в одночасье проникли инструменты. Вскоре и они ожили. Лет пять назад Варпет вплотную занялся ручным инструментом в качестве материала для своих скульптур. Но не только инструменты, но и детали, всякие железки. Вернисаж стал для него клондайком. В мастерской он долго манипулирует холодным металлом — ищет образы. Найдя, призывает на помощь мастера Камо, который и сваривает фрагменты воедино. Так возникла целая галерея малой скульптуры из инструментов и железок.
Скульптуры, сработанные из инструментов и железок, изящны, пластичны, часто забавны и всегда остроумны. Существа, придуманные художником, обладают вполне видимыми человеческими чертами и характерами. Впрочем, Акоп не ограничивается только лишь антропоморфными скульптурами, немало и зооморфных. Инструменты-птицы, инструменты-звери. И тоже с характерами.
Запустив их в свои пейзажи, Варпет добивается поразительного эффекта присутствия. Вещности. Существа летают, тонут, любят, дерутся. Они тихие или шумные. Они добрые или агрессивные. Они страстные и вовсе лишенные чувств. Они бегут или застыли в изумлении — туда ли попали.
Не мы ли сами на определенном этапе развития? Не образ ли некоего механического, безумного и жестокого общества, пусть даже на “логове” природы? Так то. Искусство Акопа Акопяна дает для размышлений неисчерпаемые возможности в отличие от художественной продукции целого сонма тружеников кисти и резца. Причем сам он прекрасно сознает, что эти работы понравятся далеко не всем. Его этот аспект вряд ли волнует, ему важно выразить свои мысли и чувства. Так было всегда, с той поры, как он взял в руки кисть.
Назвать Акопа Акопяна старым художником язык не поворачивается. Ибо возраст Творца определяется не датой рождения, а прежде всего тем, в каком творческом состоянии он находится. Главное, чтобы дух был молод. Варпет доказывает, что моложе многих и многих собратьев, даже тех, кто официально молод. Он работает беспрестанно — размышляет, анализирует и рисует свои неординарные мысли и чувства.
Увлекшись своими скульптурами, он недавно перешел к их монументальным версиям. И кто знает, может, когда-нибудь пара его “инструментально-человеческих” фигур — очень неожиданных — найдет свое место в ереванском пространстве. И оживит его. Хорошо бы так, а то ведь многие памятники последних лет нагнетают тоску и печаль. Так что Варпету и карты в руки. …Хорошо, что он вернулся на родину.