Железная дорога армяно-азербайджанского недоверия

Архив 201220/03/2012

Обреченные на соседство два народа не готовы к взаимодействию

Госдеп США на минувшей неделе распространил заявление по Нагорному Карабаху, в котором мирный путь решения проблемы назван безальтернативным: “Военного решения проблемы не существует. Мы призываем стороны конфликта готовить свои народы к миру, а не войне, а также воздерживаться от провокационной риторики или действий”.
Ключевыми словами, на мой взгляд, в документе являются “готовить свои народы к миру”. Возникает тут же вопрос: что делается в этом направлении, кроме некоторых конференций с участием представителей неправительственного сектора, которые финансируются то одним западным фондом, то другим?

Подобные встречи были регулярными, однако в последнее время о них мало что слышно. И жаль, потому что несмотря на то, что практических позитивных изменений в решении конфликта такие конференции не носили (и не могли в силу статуса участников), но оживлению народной дипломатии способствовали в немалой степени.
Несмотря на враждебность Баку и Еревана, тем не менее с чего-то поиск путей сближения начинать можно. Причем не зацикливаясь на этапах решения карабахского конфликта, которые, собственно, “закольцевали” сам конфликт на уровне недоверия и не дают сторонам вырваться из этого круга. Одна не хочет выводить войска, не получив уступок, оппонент же требует выполнения именно этого условия, а потом обещает подумать над тем, что может сделать сам в ответ.
Безусловным прорывом из тупика в нынешней ситуации могло бы стать… разблокирование железной дороги со стороны Азербайджана. Именно в нынешних условиях. От этого Баку только выиграет. Во-первых, это жест сильного, уверенного в себе и своих возможностях игрока. Во-вторых, он фактически вынудит Ереван к ответному адекватному ходу, и если армянская сторона не будет готова к нему, то международные посредники постараются объяснить и подготовить ее к таким действиям. В-третьих, если от Армении все же не удастся добиться адекватного ответа, то опять перекрыть движение не составит проблем. На международной арене можно будет ожидать сдвигов симпатий по причине конструктивной позиции одной из сторон конфликта, и неспособности к этому — другой.
Вероятно, в реализации такого сценария видную роль могла бы сыграть Россия, взявшаяся за основные медиаторские функции в армяно-азербайджанских переговорах. Плюс у России может быть и чисто экономическая заинтересованность — взятые в концессионное управление Армянские железные дороги в условиях блокады используются не на полную катушку. При деблокации, вероятно, иной может стать судьба армянских предприятий, переданных России в счет госдолга Армении, но так и не заработавших. Не стоит забывать и о проекте транспортного коридора “Север-Юг”, который стал бы играть еще более значимую роль, чем сейчас.
В свете реализации идеи положительным примером могут служить Балканы, где даже в период пика войны не функционировали лишь те участки железной дороги, которые находились в непосредственной близи от театра военных действий. После же окончания войны, несмотря на наличие явно недовольных ее итогами сторон, дорога заработала.
“Азербайджан не считает нужным делать широкие жесты для восстановления доверия, — заявил “НГ” проживающий в Берлине политолог Ашот Манучарян. — Баку считает, что правда на его стороне, а потому уступки, во всяком случае первые, должны исходить от армянской стороны. Фактическая позиция азербайджанского руководства сводится к тому, что любой компромисс с его стороны завтра обернется потерей политических функций в госуправлении. Потому Баку в качестве первого шага требует вывода армянских подразделений из районов вокруг Карабаха”. Что же касается усилий посредников, то, по мнению Манучаряна, больших надежд на них возлагать не стоит. Россия не так сильна в регионе, чтобы продавливать важные решения, тем более в случае с Азербайджаном, считающим себя региональным лидером. И это так. “Какие силы были вовлечены в процесс нормализации турецко-армянских отношений — мировые лидеры присутствовали на церемонии подписания протоколов. И что? Стоило Баку напомнить Анкаре, откуда она получает нефть и газ, и весь процесс ушел в архивы”, — заявил Манучарян.
Отличительная же черта ЕС, по словам доктора политологии, в том, что здесь скрупулезно анализируют все последствия, которые может вызвать их любое действие, и меньше всего хотят нести репутационные потери. “Случай с железной дорогой — из этого ряда. Европа не рискнет навязывать план деблокации, осознавая высокую степень риска его провальности. На Балканах была другая ситуация. ЕС сразу после окончания войны предоставил балканским государствам возможность интегрироваться в европейское сообщество. И это сыграло решающую роль в нейтрализации всех конфликтов в регионе. На Южном Кавказе Европа таких перспектив дать не может. Поэтому, несмотря на ряд деклараций, миротворческие потуги ЕС в Закавказье будут осторожными”, — сказал “НГ” Манучарян. По его словам, ЕС на Южном Кавказе избрал политику исключительного прагматизма и действует исходя из собственных интересов. В частности, финансируя реализацию железнодорожного проекта Баку — Тбилиси — Ахалкалаки — Карс, Старый Свет не очень отяготился угрызениями совести, хотя не мог не понимать, что новая железная дорога усугубляет изоляцию Армении — дорога выгодна европейцам, а все остальное уже неважно.

Соглашаясь с тем, что мосты доверия нужно возводить с обеих сторон, доктор философии депутат парламента Азербайджана Расим Мусабеков в беседе с корреспондентом “НГ” открытие коммуникаций называет не пропагандистским “жестом доверия”, а важным элементом мирного урегулирования. Но возможно ли это сейчас?
“Если речь идет о символическом жесте доброй воли, то почему бы нет. Например, вполне возможно представить проезд специального “поезда мира” с участием видных представителей интеллигенции Южного Кавказа, проживающих ныне в России, по маршруту Баку — Тбилиси — Ереван. Полагаю, что если возникла бы срочная необходимость в транспортировке оборудования или гуманитарных грузов в связи с природной или техногенной катастрофой в Армении, то реакция Баку могла быть положительной”, — считает Расим Мусабеков. Но, по его мнению, трудно себе представить возобновление регулярных железнодорожных или шоссейных перевозок через Азербайджан, которые позволили бы восстановить крупнотоннажную промышленность Армении или же доставлять оборудование для нового блока Мецаморской АЭС без предварительного заключения сторонами соответствующих политических, правовых и экономических договоров, регулирования множества других крупных и мелких, но необходимых вопросов.

“Дорогу нельзя сегодня открыть, а завтра закрыть. Ведь когда заключаются контракты, поставщики и получатели продукции должны четко определиться с транспортным маршрутом. От этого в немалой степени зависит география выбора конкретного поставщика и потребителя. Так, к примеру, зерно Армения могла бы с большей выгодой приобретать не в Украине, а в Казахстане, а солярку и бензин в Туркменистане, а не в Иране. Но регулярные поставки требуют стабильных и надежных транспортных маршрутов, и здесь без межгосударственных и хозяйственных договоров, без работающих правовых механизмов, без банковских и дипломатических отношений не обойтись. Сегодня всего этого между Азербайджаном и Арменией нет”, — заявил Мусабеков.
По его словам, около десяти лет назад Германия и ЕС предлагали конфликтующим сторонам разблокировать и восстановить железнодорожное сообщение по линии Баку — Мегри — Нахичевань, что позволило бы обеспечить железнодорожный выход не только на Армению, но и на Иран и Турцию. Для этого армянские силы должны были освободить прилегающие к железной дороге Физулинский, Джебраильский и Зангеланский районы. “Баку позитивно отнесся к этому предложению, тогда как Ереван не проявил заинтересованности”, — сказал Мусабеков. При этом политолог напомнил, что в конце 90-х годов грузы из Казахстана и Центральной Азии (зерно, топливо) шли через Азербайджан официально как бы в Грузию, но в действительности перенаправлялись в Армению. “Однако когда Роберт Кочарян и армянские радикалы, принудив к отставке склонявшегося к миру на основе компромиссов президента Левона Тер-Петросяна, ужесточили позицию по карабахскому урегулированию, Баку в ответ полностью пресек все грузопотоки через свою территорию на Армению”, — заявил Мусабеков. По его словам, необходимо принимать во внимание политическую и психологическую составляющую вопроса. Правительство Азербайджана не может пренебречь крайне негативной реакцией на открытие коммуникаций 600 тыс. собственных граждан, изгнанных с территорий, которые незаконно, вопреки резолюциям Совбеза ООН (822, 653, 874, 884) оккупируют армянские вооруженные силы. Открытие коммуникаций на Армению в качестве “жеста доброй воли” поставило бы Баку в трудное положение перед турецкой общественностью — ведь совсем недавно после демарша Баку правительство Турции вопреки подписанным Цюрихским протоколам отказалось открыть границу с Арменией вплоть до достижения прогресса в карабахском урегулировании и освобождения хотя бы части оккупированных азербайджанских территорий.
Глава ереванского Центра глобализации Степан Григорян также считает преждевременными планы по деблокированию железной дороги. “Было больше надежд на открытие абхазской ветки. До августа 2008 года и последовавшего разрыва дипотношений между Грузией и Россией это было куда реальнее, чем открытие дороги с азербайджанской стороны”, — заявил он “НГ”. По словам Григоряна, если вдруг Баку решит отказаться от блокирования, то взамен потребует от Еревана нечто большее, чем готова будет пожертвовать армянская сторона.
“Для Армении вывод войск в ответ на открытие железной дороги был бы несоответствующим решением. Армения выжила в тяжелейших условиях в 90-е годы, и народ справедливо спросит с властей за 20-летнюю жизнь в блокаде”, — считает он.
“Армянская сторона не скрывает, что незаконно удерживает захваченные азербайджанские территории для торга с целью вырвать на переговорах решающие уступки в вопросе статуса Нагорного Карабаха”, — заявил “НГ” Расим Мусабеков. Поэтому, по его словам, бессмысленно ожидать, что Азербайджан односторонне, всего лишь для укрепления доверия у армян и без ответных шагов с их стороны, откроет коммуникации и ослабит собственные переговорные позиции. “Мосты доверия нужно возводить с обеих сторон”, — сказал “НГ” Мусабеков.
Юрий СИМОНЯН, “Независимая газета”,
19.03.12.

От редакции “НВ”.
Трудно спорить с тем, что возобновление ж/д сообщения между Азербайджаном и Арменией сегодня малопредставимо. И с мнениями экспертов по этому поводу можно согласиться, но… Депутат Расим Мусабеков совершенно не скрывает, что блокада Армении, в том числе железнодорожная — это фактически военная акция, направленная на ослабление экономики враждебной страны. То есть речь идет о войне, которую Баку ведет всеми доступными ему сегодня методами. И ни о каких “жестах доброй воли” в этих условиях говорить, разумеется, не приходится. Не скрывает он и того, что любые “послабления” относительно армян вызовут негативную реакцию граждан. Что, видимо, важнее всего для апшеронских политиков. Если они чем и озабочены, так только сохранением своей власти. Поэтому ожидать от азербайджанской стороны конструктивизма не приходится, даже если бы те или иные шаги и повысили бы имидж страны на международной арене. Не нужны им никакие шаги, неважен и имидж. Они хотят получить все и сразу, будто не армяне, а азербайджанцы были победителями конфликта. Но так не бывает. И пока в Баку этого не поймут, рассчитывать даже на самые незначительные подвижки, увы, не приходится.