“Жалкое ничтожество”, “пацан”, “собака”…

Архив 201325/06/2013

Это реплики из лексикона Паруйра Айрикяна или, как он любит себя величать, символа армянской государственности. А вообще, словесная дуэль между главой Объединения “Национальное самоопределение” (ОНС) Паруйром Айрикяном и представителем “Наследия” Степаном Сафаряном приобретает черты чуть ли не реалити-шоу. Сериала, за которым следит вся онлайн (и не очень) общественность.

На своей странице в социальной сети Facebook Айрикян ответил на вчерашний комментарий оппозиционера по поводу его скандального телемонолога. Напомним, 20 июня во время “Интервью” с Нвером Мнацаканяном экс-кандидат говорил о совершенном на него покушении. Сперва рассказал, что в Бельгии ему была сделана семичасовая очень сложная операция. Дальше больше. “Сейчас начнется новая стадия лечения. В официальных документах написано, что через два года может понадобиться еще одно хирургическое вмешательство”, — сообщил он.
Что касается выделенных на лечение из госбюджета 20,5 миллионов драмов и критики на сей счет, П.Айрикян сказал: “При необходимости нужно было выделить и 200 миллионов, не потому, что Айрикян является лидером номер один независимости нашей страны, а потому, что я был кандидатом в президенты. Кандидат — это возможный президент. Государство обязано было поступить так, и оно выполнило свой долг. Это преступление было направлено не против меня, у него есть заказчики, вторичные заказчики и исполнители. Кроме того, у всего этого есть также нравственно-политические и агитационные спонсоры. Это те, кто, платя фальшивым пользователям соцсети Facebook, старались менять погоду…”

Далее идет обличительно-укорительный пассаж в адрес тех, кто не поддержал инициативу с лечением за рубежом. “Когда говорили, что Айрикян организовал на себя покушение или что я отнял деньги у бедных детей, я понял, что имею дело с недоброжелателями и завистниками, — заявил он. — Друзья принесли в жертву ягненка в честь моего возвращения, а так называемый Степан Сафарян заявил, дескать, Айрикян организовывает “party”. Эдакое ничтожество, Айрикян живет уже 64 года, тысячи “party” проводил без содействия государства, у него есть друзья, круг знакомых, а ты вдруг церемонию жертвоприношения тиражируешь по всему Facebook?”.
Степан Сафарян в долгу не остался и на встрече с журналистами заявил: “Общественность не виновата в том, что на одежде Айрикяна нет следов от выстрелов, что он в день как минимум три раза — на завтрак, обед и ужин — меняет решения”. Личные оскорбления в адрес оппонента он озвучивать не стал “из уважения к сединам”. “Но вы уж простите, я не могу смотреть на него такими глазами, какими смотрел в 15-16 лет. Мне сейчас больно, что политические высоты, которыми я восхищался прежде, рушатся, и рушу их не я”, — сказал С.Сафарян.
Тем не менее последнее слово осталось за Айрикяном. “Он обо мне плохо говорил? Э, ну что собою представляет это жалкое ничтожество, чтобы брать во внимание его и его слова? Здравый человек, когда допускает ошибку, затем задумывается о ее исправлении. Степик не из их числа, — фамильярничает Айрикян. — Все армяне пристыдили его за ядовитые слова о жертвоприношении, а он новые пацанские штучки выкидывает. Хоть бы у своего лидера (не имею в виду Путина) научился просить прощение. Самое эффективное — это игнорировать собак. Его ждет посрамление от потомков. Его собственный яд сработает против него”.
Печально, что господину Айрикяну не хватило такта для более цивилизованного диалога с Сафаряном, который может и погорячился со словом “party”. Ну и что? Суть ведь от этого не меняется, равно как и размер суммы, выделенной правительством на лечение лидера “ОНС”. У Айрикяна явно проблемы и с чувством меры: вместо того чтобы хоть как-то погасить общественное недовольство, он еще и про 200 миллионов в телеэфире заикнулся. Некрасиво… 
Соб. инф.