“Землетрясение” в театре оперы и балета

Архив 201314/12/2013

К 25-й годовщине Спитакского землетрясения в Национальном академическом театре оперы и балета имени А.Спендиарова была представлена опера Авета Тертеряна “Землетрясение”. Сегодняшние гости “НВ” — режиссер-постановщик оперы Левон ИВАНЯН и дирижер, заслуженный деятель искусств Рубен АСАТРЯН.

 

 

 

Рубен Асатрян: — За годы творческой деятельности мной было представлено немало работ современных композиторов. В основном я старался, чтоб это были армянские композиторы. И огромное место в этом для меня, конечно, занимает музыка Тертеряна. При первом же знакомстве с его творчеством становится понятно, что это не просто музыка, а глубокая самобытная музыкальная философия! Это музыкальная мудрость, которая, как и музыка Комитаса, будет передаваться из поколения в поколение, открывая новые горизонты, очищая нашу музыку от наносной шелухи, облагораживая нас… И точно так же как искусство Параджанова, музыка Тертеряна всегда будет на два-три поколения впереди современников, будет вести вперед.

Инициатива постановки оперы принадлежит мне, мы много обсуждали эту идею еще с Ириной Георгиевной Тиграновой — вдовой Тертеряна — при ее жизни. Ведь опера “Землетрясение” — один из ярчайших примеров симфонического мышления Тертеряна. Все созданные им симфонии, можно сказать, негласно присутствуют в этой опере. Написанная в 1984 году по рассказу немецкого писателя Генриха фон Клейста, с 2003 г. опера четыре сезона шла в оперном театре Мюнхена, неизменно прибавляя Тертеряну число поклонников, а театру — авторитет в осуществлении постановок современных опер. Опера удостоилась в Германии международной премии имени Вольфа Эбермана, которую раз в три года присуждает музыкальный комитет Международного театрального института, а постановка оперы была признана лучшей за последние годы в Европе. В Армении опера впервые была представлена зрителям в 2008 г. — в рамках мероприятий к 20-й годовщине Спитакского разрушительного землетрясения. Кстати, как рассказывает сын композитора Рубен Тертерян, оказывается, Авет Рубенович очень тяжело переживал весть о Спитакском землетрясении, чувствуя себя как бы косвенно виноватым, накликавшим беду…

— Чем отличается эта постановка от предыдущих?

Левон Иванян: — За последние пять лет опера несколько раз была представлена и в нашем Оперном театре, а в этом году было решено окончательно включить ее в репертуарную сетку: думаю, как минимум три-четыре раза в год можно будет насладиться чарующей музыкой Тертеряна. Как вы знаете, недавно Оперный театр был отремонтирован, из Германии и Австрии были завезены современные технические инновации. Уверен, осуществленные изменения откроют перед нами новые горизонты. Мы намерены использовать все возможности, чтобы сделать постановку лучше, выразительнее. В этой постановке использованы экранно-проекционные системы, также задействована новая светотехника.

…Музыка Тертеряна — очень глубокая, но вместе с этим предоставляет огромную свободу исполнителю, не сковывая его в рамках партитуры. Надо лишь попасть в портал композитора, в его как бы “космическое дыхание”. Нам, думаю, это удалось, во всяком случае ни разу за время работы между членами творческого коллектива не возникало недопонимания, тем более — споров, конфликтов. Ситуация, мягко говоря, не типичная. Скажу более: ветераны из хора и оркестра отдельно поблагодарили нас за удовольствие, полученное от слаженной и продуктивной работы над оперой.

Р.А.: — В этой связи вспоминаются слова профессора Китаенко, у которого проходил стажировку в Москве, он говорил: “Рубен, дирижирование — это не диктатура одного человека. Это диктатура музыки. Необходимо помнить, что в оркестре сидят живые люди, развитые и образованные. Поэтому необходимо помнить о каждом музыканте”. В этом смысле музыка Тертеряна не дает забыть ни о ком: она объединяет всех в едином порыве, окрыляет…

— Рубен Минасович, есть в планах новые постановки? Какие оперы армянских композиторов хотелось бы отметить?

Р.А.: — Конечно же, в первую очередь это сокровищница Арама Хачатуряна и “великой пятерки” — Мирзоян, Бабаджанян, Арутюнян… Затем замечательная опера-балет Эдгара Оганесяна “Давид Сасунский” и балет “Антуни”. Но отдельно хочется вспомнить замечательную оперу, написанную Оганесяном еще в советское время — я имею в виду “Путешествие в Эрзрум”. 30 лет назад состоялась премьера оперы в нашем театре — помню блистательную режиссуру, замечательное исполнение, превосходные декорации и т.д. С тех пор опера более не представлялась. Очень жаль…

Но, как говорится, лед тронулся — надо отметить и положительную динамику оперного процесса. Не так давно была поставлена опера Арама Сатяна “Крошка Цахес” (по Гофману). Позже, на юбилейном концерте композитора прозвучал отрывок из этой оперы, мне посчастливилось внести свою лепту в представление этой оперы на сцене нашего театра.

Л.И.: — Подытоживая нашу работу, хочется вспомнить слова ныне, увы, покойного Соса Саркисяна, сказанные им после просмотра оперы “Землетрясение”. Он считал, что эта опера является одним из лучших и достойнейших примеров армянского оперного искусства и непременно должна быть представлена за рубежом. Хочется надеяться, что не за горами то время, когда бесценные работы наших композиторов станут доступны не только армянскому зрителю, но и с честью представят нашу оперу далеко за пределами страны.