Зек — и кузнец, плотник, и творить охотник…

Архив 201023/03/2010

Из более чем 4 тысяч армянских заключенных сегодня работой обеспечены всего 220-230 человек. Впрочем, такой показатель считается удовлетворительным. Как утверждает гендиректор фонда “Содействие заключенному” Минюста РА Карлен Торосян, количество работающих заключенных по сравнению с прошлыми годами увеличилось на 10%. И это большое достижение.

Начнем с того, что по нынешним законам государство не может заставлять заключенных работать. Так что любой узник при желании может бить баклуши весь отведенный ему срок. Посему среди обитателей не столь отдаленных мест сегодня насчитывается всего пара сотен работяг — трудоустроены практически все, кто хочет работать. Причем перечень “профессий”, предлагаемых зекам, довольно разнообразен. Отечественные арестанты могут предаться как тяжелой физической, так и фееричной творческой деятельности. Чтобы обеспечить такое job-ассорти, сотрудникам минюстовского фонда пришлось немало потрудиться. Дело в том, что доставшиеся им в наследство в 2001 году рабочие предприятия уголовно-исполнительной системы находились в сильнейшем упадке — как это ни странно звучит, но часть зарешеточных цехов и мастерских была продана, другая отчуждена различным хозяйствующим субъектам, все остальные находились в состоянии полнейшей разрухи. То есть предприятия колоний прошли через те же экономические процессы, что и их “свободные собратья”. Так что “колониальные” цеха пришлось реанимировать, а в некоторых случаях и возводить заново.
В первую очередь ренессансу подверглись пекарни. Ведь зеки сами себя обеспечивают хлебом. К счастью, сегодня этого продукта первой необходимости хватает на всех арестантов и в установленном ГОСТом количестве — 650 граммов на нос. Качество также соответствует Госстандарту — узники питаются матнакашем и формовым хлебом из муки 1 сорта. В первую очередь на полную мощность заработала хлебопекарня “Нубарашена”, обеспечивающая выпечку половины хлеба, необходимого для обитателей всех 9 исправительных заведений республики. Но если здесь обошлось реанимированием лишь электропечей и электрических кабелей, то пекарни других колоний, например ванадзорской и артикской, строились практически с нуля…
Но если в пекарнях производится продукт исключительно для внутреннего пользования, то плодами деятельности остальных зарешеточных предприятий могут пользоваться и свободные люди. Например, любой желающий может приобрести пемзоблоки от эребунийских зеков, строительные плиты от кошевских арестантов, вкусить бахчевые культуры, выращенные ахурянскими арестантами, насладиться аппетитными инжиром, гранатом и виноградом, взращенными узниками на земельных участках в Мегри… Для желающих трудиться заключенных-женщин есть рабочие места в свиноводческой ферме, расположенной на хозяйственной территории Абовянской колонии. Здесь же выращивается табак, который по договору покупает “Гранд Тобакко”. А вот плотницкая мастерская абовянского исправительного учреждения сегодня простаивает, в то время как имеет одну очень привлекательную особенность. Любой предприниматель, который возьмется за ее реанимирование (фонд “Содействие заключенному” готов по договору предоставить мастерскую любому хозсубъекту), вместе с помещением и рабочими станками получит и самую дешевую в республике рабсилу. Ведь заработная плата заключенных составляет не более 30-40 тысяч драмов в месяц.
И, наконец, про самое светлое — “тюремное творчество”. Творческие мастерские, кои имеются во всех исправительных учреждениях республики, воистину стали отдушиной для нескольких десятков заключенных. Создавая произведения искусства, они не только убивают срок, но и получают неплохую прибыль. Плоды их творчества продаются в специальных ереванских торговых точках по “вернисажным” ценам. Кстати, многие “свободные” предпочитают покупать сувениры именно “кисти” зеков. Ведь в них вложено так много тепла и любви…