Закон “О языке”, Уильям Сароян и Дед Мороз…

Архив 201023/12/2010

Последняя в этом сезоне внеочередка запомнилась сразу несколькими законодательными инициативами. Одна из них — законы “О языке” и “Об общем образовании”, предполагающие открытие иноязычных школ. Волна неприятия, а то и откровенной ненависти к иноязычию, которую противники инициативы подают под соусом своего недюжинного патриотизма, обернулась акциями протеста и внесла некоторую нервозность в ход обсуждений на эту ему.
Вот и минувшие дебаты получились более чем жаркими. Причем на всех уровнях: политическом, академическом, общественном… Как известно, противники инициативы усмотрели в поправках попытку обэлитаривания своих детей: мол, понастроили фешенебельных зданий, а теперь вот ребятишек хотят поделить по классовому признаку. Попытки министра образования Армена Ашотяна развеять опасения ни к чему не привели. Хотя он более чем доходчиво разъяснил, что обязательным условием для открытия подобных школ является социальный пакет, предусматривающий обеспечение возможности обучения способных, но социально необеспеченных детей.
“Позор предателям!” — неизменный лейтмотив комментариев на эту тему в исполнении представителей интеллигенции и пикетчиков, чуть что возникающих у здания НС с требованием занести в черный список всех, кто посмеет проголосовать “за”. В качестве еще одного убойного аргумента выдвигается “утечка мозгов” и “угроза нацбезопасности”. Даже акцию устроили с раскрашенными в цвета армянского триколора мозгами, которые соответственно с легкой руки властей утекают за рубеж. И чтобы воспрепятствовать этому, участники акции торжественно сдают их (мозги то бишь) на хранение в Матенадаран.
Следует отметить, что правительство все же прислушалось к доводам своих оппонентов и внесло в законопроект целый ряд изменений. В итоге число иноязычных школ сократили с 15 до 11, девять из которых будут созданы на основе межгосударственных или межправительственных соглашений. Кроме того, предполагается, что обучение в них начнется только на этапе старшей школы, то есть с 9-го класса. Остальные два учебных заведения — в Дилижане и в Джермуке — будут негосударственными и обучение в них начнется с 7-го класса.
Уступки, однако, не умерили радикализма членов фракции “Жарангутюн” и АРФ Дaшнакцутюн, по-прежнему настаивающих — “законопроект угрожает языковой политике государства и армянской идентичности”… Опять же не понравилось оппозиционерам, что изменения в Закон “О языке” хоть и были внесены, но осуществление международных образовательных программ теперь закреплено в Законе “Об общем образовании”. Таким образом, по мнению парламентариев, правительство пошло на хитрость — языковые вопросы перенесены в общеобразовательную плоскость. “Подобными шагами мы становимся основоположниками сектантства в сфере образования”, — считает Арцвик Минасян из АРФД. “Таким образом можно решить вопрос в любую нужную правительству сторону”,— подпел Минасяну бывший спикер НС, ныне независимый депутат Тигран Торосян. В том же ключе высказались представители “Жарангутюн” — Степан Сафарян, Анаит Бахшян.
Особенно нервно парировала министру образования Заруи Постанджян, которую Ашотян вначале попытался было осадить профессиональной терминологией. “У нас получилось все что угодно, только не обсуждение. Говорилось о спекуляциях, заказчиках, исполнителях, интригах… В итоге за всей этой пылью не удалось сконцентрироваться на сути вопроса, сделать дискуссию более предметной”, — констатировал он. Эта реплика, однако, ничуть не успокоила обуреваемых патриотическими настроениями депутатов. Напротив, еще больше распалила страсти. В итоге сдали нервы у руководителя фракции РПА Галуста Саакяна, предложившего “внести поправки в регламент и сделать возможным открытие нового штата — парламентского психиатра”. Министр образования позволил себе не согласиться с однопартийцем, заявив, что такой необходимости по крайней мере пока, нет. “Я оптимист и считаю, что на данном этапе вполне можно ограничиться штатным психологом”, — отшутился он. Но Саакян посчитал, что инцидент, как говорится, не исчерпан, и не нашел ничего лучше, как преподать несколько уроков грамматики коллегам по депкорпусу. Правда, сдел л он это не очень умело… Говоря об обеспокоенности коллег угрозой нацидентичности, он почему-то вспомнил слова Уильяма Сарояна. Более того, даже перефразировал их на свой лад, чем окончательно запутал собравшихся. “Сароян говорил, что пишет на английском, но думает на армянском. Кроме того, языковое мышление образуется у ребенка с первых дней рождения, а не в школе”, — изрек он. Тут впору отметить, что Сароян говорил вовсе не о языковом мышлении. “Слова, которыми я пишу, английские, среда, о которой пишу, американская, но душа, вынуждающая меня писать, армянская” — так на самом деле выразился писатель…
Ну да ладно, тем более что на этом не скрывавший своих эмоций Саакян не остановился. “Никакой опасности инициатива в себе не таит. Иначе вопрос не обсуждался бы на внеочередном заседании под Новый год, — заявил он и почему-то спросил. — Вы что, думаете Дед Мороз поднесет нам какие-то неприятные сюрпризы?” Последняя реплика, видимо, была озвучена с целью разрядить обстановку, чего, увы, не случилось. Оба лагеря — противников и сторонников — законопроекта остались при своем. Не говоря уже о пикетирующих у стен НС активистах, которых, похоже, уже ничем не переубедить.