Загадочные хемшилы

Архив 201330/11/2013

Еще недавно об амшенских армянах (амшено-мусульманах, турках-хемшилах) знали, пожалуй, только историки и этнографы. Впервые об Амшене упоминает Вардапет Гевонд в 80-х гг. VIII в. Однако об этой любопытной ветви армянского этноса писали не только армяне. О них есть даже в записях испанского дипломата XV в. Рюи Гонзалеса де Киавеко.

 

Насильственная исламизация предков нынешних хемшилов в XVI в. вырвала их из одного общеармянского контекста, и они стали мигрировать. В течение 200 лет шло формирование этой особой этнической группы. В итоге сейчас наличествуют хемшилы, обитающие в постсоветском ареале, и хоп-хемшилы, живущие в Турции. И у тех, и у других бытует двойное этническое самосознание — армяно-турецкое. На сегодняшний день численность хоп-хемшилов достигает 40 тысяч. Хемшилы привлекают внимание особым, уникальным укладом, языком, внешностью. Недавно на сайте “Кавказская политика” появился очерк корреспондента Заура КАРАЕВА о хемшилах, проживающих в турецком городе Ризе…


Кавказский след в Ризе

 

Турецкий город Ризе очень красив. Он красив совсем не так, как современные мегаполисы — не множеством цветастых вывесок, не невероятной высоты небоскребами. Конечно, здесь можно встретить построенные по современному типу высокие здания и ярко освещенные ночные клубы, но их совсем незаметно на общем фоне города.

В первую же очередь Ризе прекрасен своим географическим положением. Он располагается на побережье Черного моря, причем самая дальняя от моря часть находится на расстоянии не более одного километра. Климат здесь очень хороший, зима не сурова и значительно мягче той, что бывает на причерноморских российских территориях, хотя город расположен не так уж далеко от краснодарских курортов.

В Ризе не так много турок, как в большинстве поселений Турции. Обусловлено это весьма своеобразной историей и опять-таки географическим положением. Достаточно близко расположены Грузия и Армения. Последнее и послужило причиной того, что около шестидесяти процентов населения Ризе составляют лазы и хемшилы.

Лазы — этноконфессиональная группа грузин, достаточно давно проживающая на этих территориях. Они в свое время подверглись исламизации, и, в отличие от абсолютного большинства своих грузинских родственников, исповедуют ислам и поныне. Хемшилы же являются субэтносом армян. Как и лазы, они подверглись “отуречиванию” и стали мусульманами.

Лазов в Ризе несколько меньше, чем хемшилов. Основная масса первых в основном живет несколько восточнее, прямо у границ с Грузией, тогда как вторые расселены здесь в большом количестве.

Такое этническое своеобразие оказало некоторое влияние и на облик города. Бродя по улицам, можно наткнуться на большое число различных ресторанов и кафе с кавказской кухней. Недалеко от красивой мечети, расположенной почти в центре города, есть небольшой ресторанчик, который среди народа называется Hemsin. Хозяева этого заведения являются хемшилами.

 

Хемшилское кафе

 

Я и мой спутник, турок Орхан, решили направиться именно в этот ресторан, чтобы войти в контакт с представителями загадочного этноса. Аккуратная обстановка и обставленные деревянными стульями столы не представляли из себя ничего необычного.

Меню было более интересным. Например, можно было заказать хаш, а также было блюдо с весьма интересным названием patuk, что очень походило на армянский путук. Оказалось, что это одно и то же. Даже современная хемшилская кухня до сих пор имеет армянские черты.

Отобедав, мой товарищ начал говорить по-турецки с молодым парнем-официантом. Он вкратце изложил ему, что нам бы хотелось узнать что-нибудь о местных хемшилах и по возможности пообщаться с ними. Официант согласился нам помочь, после чего скрылся во внутренних просторах ресторана.

Через несколько минут к нам подошла немолодая женщина в строгом костюме. Лицо ее было очень красивым, но черты были не турецкими. Они имели какой-то армянский оттенок, что особенно выдавала форма ее носа. Она вообще выглядела необычно — очень светлая кожа лица, высокие надбровные дуги и голубые глаза, контрастирующие с темными волосами.

Мой спутник изложил ей цель нашего прихода. Он рассказал, что мы ищем отголоски армянской культуры в современной Турции и специально для этого выбрали район, который считается одним из самых густонаселенных хемшилами. Услышав это, она даже предложила нам не платить за обед. Ее очень обрадовало, что мы интересуемся культурой ее народа.

Имя этой женщины Айше. Она хемшилка. Переехала в Ризе со своей семьей уже давно, а родилась в находящейся рядом деревне. Там живет много таких, как она, и все называют себя именно хемшилами. В этой же деревне остались ее родители и большая часть родственников.

После недолгой беседы мы поинтересовались у нее насчет возможности попасть в ту самую деревню. Айше пообещала организовать поездку, и уже через полчаса ее сын подъехал на автомобиле к ресторану. Через несколько минут мы направлялись в нужную нам деревню. Айше, сославшись на работу, не решилась сопровождать нас.

 

Не тюрбан и не платок

 

На первый взгляд, ничего особенного в этом селении не было. Те же улицы, люди, одетые в привычную для европейцев одежду, обычные дома и множество мелких магазинчиков. Но если приглядеться, то можно обнаружить особенности.

Так, некоторые женщины покрывают головы платком каким-то необычным и сложным образом, не так, как это делает большинство мусульманок. Платки были похожи скорее на некий симбиоз тюрбана и платка. Мужчины же здесь, как и почти во всей Турции, не носят бород. Они предпочитают усы.

Наш водитель должен был доставить нас к дому своего деда, где, по его словам, всегда людно. Когда мы подъехали, во дворе бегало много детишек, которые весьма задорно шумели. Возле самого входа в дом на небольшом стуле сидела пожилая женщина, голова которой была укутана таким же образом, как мы уже видели ранее. Приведший нас поприветствовал ее, мы вслед за ним сделали то же самое.

Наши новые знакомые начали разговор. По озадаченному виду моего товарища я понял, что говорят они не на турецком. Очевидно, говорили на хемшилском. Потом женщина сказала нам пару слов на турецком. Мой спутник кивнул ей, и мы зашли в дом.

 

В турецкой компании хемшилов и лаза

 

Мы вошли в большую комнату, где увидели несколько человек. Это были пожилые мужчины. Сидели старики в красивых кожаных креслах. Перед ними стоял стол, на котором виднелись необходимые для чаепития принадлежности. Наше появление их никак не смутило.

Сын Айше стал говорить с ними, на сей раз по-турецки. Через несколько секунд в разговор вовлекли и моего спутника. Он объяснил мне, что старик, сидящий в центральном кресле — Гучлю, и он является главой этого дома. Он же и отец Айше. Два других старика — это местные жители. Один из них хемшил, а другой — лаз. Гучлю самый старший из них, он считается человеком сведущим в религиозных делах.

Чтобы хоть как-то сгладить столь варварское вмешательство, мы начали с теологических вопросов. Потом заговорили о корнях и этнической самоидентификации. Гучлю сказал нам, что он хемшил. На вопрос, кем являются хемшилы, старец ответил, что турками они точно не являются. Но в Турции хемшилов уже давно держат за тюркский народ, однако это совсем не правильно. Хемшилы даже внешне сильно отличаются от турок, несмотря на то, что давно уже живут с ними бок о бок. Мой друг Орхан с улыбкой спросил его, считает ли он турок братьями. Гучлю ответил: “По вере”.

Старик также рассказал нам, что большинство хемшилов считает себя близкими родственниками армян. Гучлю уверил нас, что говорит на отличном армянском языке, который, может, несколько и отличается от того, коим владеет большинство армян мира. Однако армянином себя Гучлю не называет, уточняя, что он именно хемшил.

По его представлению, хемшилы — это отдельный народ, очень близкий к армянам, но и не чуждый туркам. Хемшилы впитали в себя все лучшее из этих двух народов.

 

Армяне — братья, но Турция — родина

 

Гучлю любит своих братьев, коими он считает весь армянский народ. По его мнению, в вопросе закрытой границы больше виновата Турция. Также Гучлю считает, что Турция несправедлива в том, что не хочет объективно смотреть на трагические события в Османской империи времен Первой мировой войны, когда были большие жертвы. Однако он считает, что тогдашние власти поступали несправедливо не только с армянами, но и с другими, в числе коих и много убитых по непонятным причинам турок.

Мы задали вопрос, который порой обсуждает армянская интеллигенция: возможна ли репатриация хемшилов в Армению? Гучлю на это улыбнулся. Он уверен, что его далекие предки жили на тех землях, где он живет сейчас, еще задолго до появления Османской и Российской империй. Так что переезжать — значит оставлять родину, и это касается всех хемшилов Турции.

 

Хемшилы или “армени”?

 

Выйдя из дома и погрузившись в машину, мы поинтересовались у сына Айше насчет его самоидентификации. Он ответил, что не согласен со своим дедом, и сказал, что он — “армени”. Он считает себя полностью армянином, хотя от ислама отказываться не собирается. По его словам, почти все хемшилы считают себя армянами, но все равно остаются мусульманами.

Времени у нас было мало, посему мы оставили хемшилов и продолжили путешествие. Но хоть немного проникнуть в тайный мир загадочного этноса нам все-таки удалось.


Хоп и хопцы

 

Из очерка журналиста Рубена САТЯНА “Под сенью минаретов”, опубликованного в газете “Республика Армения” в июне 1992 г. Автор не раз бывал в этих краях и общался с этническими армянами.

Хоп трудно запомнить. Заштатный приморский городок. Здесь и обнаружился любопытный народ — хопцы.

“Мы — турки”, — говорят они, представляясь. И это воистину правда. Язык, вера, быт, имена… Все один к одному. Но это не турки, а армяне. Натуральные армяне! И сами они, и дети их, и особенно родители. Другой вопрос — этнические ли это армяне, отуреченные или какие-то еще. А главное, что от армян в них почти одна генетика.

Кемаль — один из хопцев. У него лавка, где много муки и подсолнечного масла, а также разная недвижимость и движимость: овцы, пчелы, автомобиль. Дома — отец и большая семья. Довелось познакомиться и с ней. Обычная семья: жена — в единственном числе, дети светловолосы и смиренны. Но главная “достопримечательность” — старик.

“Отец, это мои гости”, — сказал Кемаль, когда зашли в дом. Но отца было не видно. Потом он вдруг обнаружился, но “этажом” ниже. Старик улыбнулся и рывком, как шестовик, плюхнулся на диван.

Естественно, наибольший интерес вызывали его ноги, вернее, культи. Где он их потерял? “Халмахал”, — смеется старик, — снег шел. Артвин”.

Артвин — это заоблачная высь. Мы были там, и потому особенно ждали продолжения. Но продолжения не последовало. Только то, что сказал — “бежали”, “снег шел”, “халмахал”.

Стало не по себе. Как-никак пятнадцатый год… и вдруг — халмахал. Обидно… Грешным делом подумалось: а не шустрит ли наш папаша? Потом нашло: ведь когда “бежали”, старику было лет десять. И добежал он не в Париж, а опять же в османское пекло. Где он мог спастись, если не под сенью Аллаха? И как он мог спастись, если б стал помнить?

…Нет, это был определенно приятный старик.

Хопцев армянские мотивы мало трогают. У них другие заботы. Почти у каждого свое дело. Так что если кто и вызывает теперь сострадание, то не они…

Бизнес у хопцев разного профиля. У Али, например, кожа и кроссовки. Кроссовки идут нарасхват, особенно дерматиновые. И лицо его сияет. Зато хмур и озабочен Азиз. У него — шикарная электроника. Но туристы обходят ее стороной.

Лавки хопцев на одной улочке, и общаются они каждый день. Общаются легко, незлобно подшучивая друг над другом. Вечера проводят в местном клубе, где шумно и дымно. Любимая карточная игра скямбиль. Спиртное не подают. Только чай. Хотя временами пахнет отнюдь не заваркой.

Хопцы верующи, но не ортодоксальны. Во всяком случае шахсэй-вахсэй не практикуют. Сурового аскетизма нет и в помине. Али, например, клубному обществу предпочитает общество заезжих дам. Ходит он к ним с блокнотом, где весь необходимый словарный запас от “здравствуйте” до “до свидания”.

Гораздо скромнее запросы у хромого Кундура по фамилии Топалоглы. Когда-то у него было много разного добра. Теперь одна стекольная мастерская. “Пью”, — сказал он по секрету, что и честно доказал в нашем обществе.

Так они и живут — хопцы, такие далекие и близкие. Увы, узнать их поближе не хватило времени. А жаль. Они достойны гораздо большего внимания. Так что будете в Хопе…

Впрочем, нет. Меньше всего хочется их будоражить, тем более что это, пожалуй, уже бесполезно…