Зачем посол Каспршик приезжал в Степанакерт

Архив 201617/09/2016

Минская группа форсирует реализацию венских и санкт-петербургских соглашений

 

Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ Анджей Каспршик посетил Нагорный Карабах, где провел переговоры с президентом НКР Бако Саакяном и главой МИД Кареном Мирзояном. Когда азербайджанские СМИ назвали это пребыванием «Каспршика на оккупированных территориях Азербайджана», казалось, вот-вот Баку занесет посла в свой черный список невъездных. Но, конечно, такое невозможно, поскольку Каспршик и сопредседатели Минской группы ОБСЕ имеют соответствующий мандат Совбеза ООН. При этом они стараются соблюсти пропорциональность в визитах в Баку и Ереван, однако, как правило, обязательно посещают Степанакерт, где проводят переговоры или консультации с главой НКР и руководителями разных ведомств, включая Министерство обороны. По факту это означает, что, несмотря на отсутствие Степанакерта в переговорном процессе, Минская группа дает понять, что она не намерена игнорировать Степанакерт. Надо полагать, так будет продолжаться и дальше, пока все не станет на свои места и Степанакерт окажется за столом переговоров.

При этом переговоры проходят в закрытом режиме. В армянском парламенте говорят, что Национальное собрание было и остается неосведомленным о переговорном процессе. То же самое происходит в Баку, хотя все понимают, что МГ ОБСЕ в разных форматах, включая саммиты президентов Азербайджана и Армении при посредничестве лидеров других государств, переговоры глав внешнеполитических ведомств как между собой, так и при посредничестве, затрагивают «чувствительные вопросы», о которых предпочитают умалчивать. Но проблема как раз в том, что процесс «умалчивания», который использовался дипломатами как тактический прием в урегулировании конфликта, затянулся и стал составным элементом информационно-политической борьбы между конфликтующими сторонами.

Тому есть свежий пример. На трехсторонней встрече лидеров России, Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге 20 июня глава МИД РФ Сергей Лавров сказал: «У нас есть основания полагать, что на этот раз мы гораздо ближе подходим к перспективе успеха, чем было до сих пор. По понятным причинам мы не обсуждаем публично детали тех идей, которые обсуждаются в рамках встречи. Лидеры трех стран после встречи 20 июня специально договорились, что они будут бережно относиться к тем росткам надежды, которые появляются. Не потому, что мы что-то скрываем, просто это этическая норма на переговорах». Ранее о наличии какого-то документа, над которым работают Баку и Ереван при посредничестве России, говорил глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров. Вслед за этим сначала в азербайджанских СМИ, а потом и СМИ других стран, включая Россию и Армению, был вброшен тезис о наличии некоего то ли «плана Лаврова», то ли «плана Путина», якобы предусматривающего формулу «районы в обмен на статус» Нагорного Карабаха». Кстати, именно этим лозунгом воспользовалась армянская оппозиция, заявившая, что «Ереван сдает Карабах», а в Азербайджане заговорили о «давлении России на Армению с целью осуществить намеченный проект». Только позже из очень осведомленных источников ИА РЕГНУМ стало известно, что под «планом Лаврова» следует понимать попытку Москвы свести в единый документ предложения по мирному соглашению, присланные лично президентами Азербайджана и Армении, в которых и содержались общие позиции обмена территории на статус Карабаха. И только сейчас все точки над «i» расставил сопредседатель МГ ОБСЕ от США Джеймс Уорлик. В интервью «Интерфаксу» относительно перспектив карабахского урегулирования он заявил, что «урегулирование предполагает возвращение части территории под контроль Азербайджана в обмен на статус Нагорного Карабаха». По его словам, «это были условия урегулирования, но не единственные условия. Возвращение беженцев, присутствие международных миротворческих сил — все эти элементы являются условиями мирного урегулирования, все они известны». А первым шагом, как подчеркивал американский сопредседатель, должно стать «воплощение в жизнь договоренностей, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге», а также «договоренности о следующих шагах в мирном процессе». Похоже, страны — сопредседатели МГ ОБСЕ не намерены блокировать обозначившийся дипломатический прогресс. Поэтому на вопрос, с какими предложениями Каспршик приезжал в Нагорный Карабах, есть ответ — обсудить с властями НКР возможности практической реализации достигнутых соглашений по урегулированию конфликта. Это главное, остальное — перевод переговорного процесса в завершающую стадию.

Станислав ТАРАСОВ,

ИА РЕГНУМ