Южному человеку, живущему в Берлине, не хватает солнца и красок…

Архив 201312/12/2013

В необычном как для классического фотоискусства, так и для современного повального увлечения фотошопом направлении пытается достичь творческого самовыражения фотохудожник Росанна Ейзенменгер-Карапетян. Ее кредо — фотоколлаж. Причем автор принципиально избегает задействия компьютерной мышки в качестве волшебной палочки, с помощью которой ныне многие преуспевают в создании виртуальных картин. Не прибегает она и к более “консервативному” фотомонтажу, когда в результате наложения двух и более снимков получается новое изображение. Она попросту “вживляет” подсказанные интуицией детали, зачастую вырезанные из открыток силуэты, в реальный натюрморт, а затем все это фотографирует.

Истоки особой тяги именно к натюрмортам объясняет тем, что в родительской квартире в Ереване висела репродукция картины Виллема Класа Хеда “Завтрак с ежевичным пирогом”. Впечатления, полученные в раннем детстве, отозвались через несколько десятков лет самым непредсказуемым художественным образом. “В Дрезденской галерее я увидела оригинал, который стал моим постоянным источником вдохновения для фотографии в жанре натюрморта”, — говорит Розе Айзен. Под этим псевдонимом она предпочитает выступать на фотовыставках. Буквально он переводится как “роза” и “металл”, а расшифровывается как металлическая роза. “Может быть, это прозвучит прозаично или индустриально, но я хотела сказать, что этот нежный, чувствительный цветок может быть прочным и сильным”, — трактует свой публичный “ник” фотохудожник.
В принципе, заложенный в псевдониме синтез “прочного цветка” подсказан богатой на резкие изломы и повороты биографией редактора и ведущей музыкальной программы “Квадро” на ереванском радио в начале 80-х, а в следующем десятилетии — уже переводчиком и экспертом по русскому искусству в известной берлинской галерее Ани Бремер. С начала же нового тысячелетия Розе Айзен “переключилась” на фотографию. Немецкий искусствовед доктор Матиас Мюллер-Лентродт назвал ее работы фотоживописью, а цветовую гамму — “цветом любви”.
Сама же Розе любит повторять: “Мне как южному человеку, живущему в Берлине, где почти полгода небо серое и облачное, не достает ярких красок. Здесь я привыкла ко многому, но чего мне не хватает, так это света, солнца. Мне кажется, что мои фотографии — это обращение любви к моей солнечной родине, где я родилась, выросла, сформировалась как личность”.
Свою же роль в формировании “светописца” сыграли частые и пристрастные посещения выставок знаменитых фотохудожников XX столетия — Андрэ Кертеша, Брассая (Дьюла Халаса), Йозефа Судека. Первые же уроки фотографии она получила у известного российского кинорежиссера и оператора Александра Гутмана. С ним она познакомилась в Берлине на премьере фильма “Фрески”, который повествовал о жизни Гюмри, который и спустя почти 13 лет после страшного землетрясения напоминал пейзаж после битвы.
И все же решающий акцент на сегодня уже в двух сотнях фотоколлажах отведен голландской живописи, а именно — натюрмортам. А впрочем, Розе Айзен склонна использовать немецкий перевод этого направления в изоискусстве — “штильлебен”, что означает “тихая жизнь”. Этот смысл художнику гораздо ближе, поскольку она в своих фотографиях, по собственному признанию, обязательно рассказывает какую-то историю и для нее это не просто набор неживых предметов. А предлагая свою яркую и красочную историю зрителю, она рассчитывает на диалог с ним. Так, в частности, из гаты “вырастает” влюбленная пара. Или же, к примеру, миниатюрная репродукция одного из шедевров “пространственной живописи” Кочара “Страсть” отражается в зеркале подноса на фоне лимона, клубники, стручкового перца и бокала вина.
Ее фотоработы называют симбиозом восточной и западной культур. Но Розе Айзен особо не задумывается над теоретическими обоснованиями своих полотен. “У меня нет никаких правил. Я человек эмоциональный и поэтому творю я интуитивно, а смесь культур, по всей видимости, происходит непроизвольно. В этом прагматичном, сухом мире эмоциям я придаю особое значение”, — считает она.
Как бы то ни было, но выставка ее работ в центре Берлина продолжает привлекать внимание посетителей. Да и продлится еще не один месяц.