Южнокавказский оптимизм Хиллари Клинтон

Архив 200909/06/2009

США “будут поощрять” карабахское урегулирование и армяно-турецкий диалог

Глава дипломатического ведомства Америки убеждена, что урегулирование взаимоотношений между Анкарой и Ереваном откроет для двух народов “громадные возможности и принесет большую пользу всему региону”.

Весьма оптимистично настроена г-жа Клинтон и в отношении переговоров вокруг Нагорного Карабаха, где, по ее мнению, “за короткий период времени имел место немалый прогресс”.
После встречи и переговоров с министром иностранных дел Турции Ахмедом Давутоглу у Хиллари Клинтон сложилось впечатление, что приверженность Анкары и Еревана к нормализации двусторонних отношения не ослабевает и “об отступлении речи нет”. Означает ли это, что глава турецкой дипломатии в ходе общения с американской коллегой фактически дезавуировал целый ряд предыдущих заявлений турецкой стороны — в том числе и собственных, согласно которым диалог с Ереваном Анкара увязывает с уступками армянской стороны в карабахском урегулировании? Вряд ли. Давутоглу, правда, заявил, что турки остаются “большими оптимистами” в своем желании видеть “процветающий Южный Кавказ”, в связи с чем готовы-де “работать в направлении нормализации отношений с Арменией”. Однако сразу же добавил: “В то же время мы хотим, работая с США и Минской группой ОБСЕ, разрешить армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт”.
Если отбросить естественную дипломатическую риторику и дежурный оптимизм собеседников (дипломат обязан демонстрировать оптимизм в любом случае), станет ясно, что Турция все еще надеется в той или иной степени увязать, или, как изящно выражается американский сопредседатель МГ ОБСЕ Мэтью Брайза, “сделать параллельными”, оба процесса, увязки между которыми категорически не приемлют ни Ереван, ни Степанакерт.
Здесь обращают на себя внимание два обстоятельства. Говоря о переговорах вокруг Нагорного Карабаха в Санкт-Петербурге, госсекретарь отметила “серьезные подвижки”, достигнутые за короткое время вокруг вопросов, которые “долгое время не находили своего решения”. Таким образом, американская сторона косвенным образом признает, что подвижки по карабахской повестке возможны вне контекста армяно-турецкого урегулирования. Кроме того, некоторые аналитики склонны предполагать, что ужесточение позиции Турции относительно Карабаха уже после подписания “Дорожной карты” очень не понравилось Москве. В этой связи как отнюдь не проходные подаются высказывания пресс-секретаря президента Дмитрия Медведева Натальи Тимаковой и помощника президента РФ по международным вопросам Сергея Приходько, которые, ни в коей мере не отрицая важности трехсторонней встречи президентов Армении, России и Азербайджана в Санкт-Петербурге, подчеркнули, что “важен сам факт продолжения диалога” и “Москва не ожидает существенного прорыва с нагорно-карабахском урегулировании. Сверхзадачи мы не ставим”. Эти заявления были сделаны до начала переговоров. Анонсировать таким образом столь важную встречу можно только в одном случае — если в Кремле пришли к выводу, что темп миротворческого процесса необходимо несколько попридержать. В российском аналитическом сообществе это поняли так, что “Москва достаточно прозрачно намекает: углубленное обсуждение карабахской проблемы, которое всячески приветствуется Минской группой ОБСЕ, в особенности американским и французским сопредседателями, не вполне входит в планы российской стороны”.
Это весьма похоже на правду, и причина российской “перезагрузки” понятна. Поощряя процесс армяно-турецкого сближения, ведя политику превращения Армении в ведущую транзитную страну региона (вместо Грузии), Москва совершенно неожиданно получила коварный азербайджанско-турецкий удар в спину — в виде согласованной позиции относительно увязки карабахского урегулирования с армяно-турецкой нормализацией. Это никак не может устроить российскую сторону по целому ряду причин. Получается, что региональная политика Кремля попадает в зависимость от игроков несравненно меньшего политического веса. Получается также, что роль России в карабахском урегулировании таким образом минимизируется. Очевидно, что принять такой сценарий Москва не желает. Притормаживая карабахский процесс, Кремль ясно дает понять Анкаре и Баку, что не собирается играть по их правилам, которые к тому же меняются по ходу игры. Кажется, в Турции уже начинают понимать, что авантюра не прошла. Если так, армяно-турецкий диалог же вскоре обретет новое дыхание.
Армен ХАНБАБЯН