Юрта, лук и стрелы как главные культурные ценности тюркского мира

Архив 200906/10/2009

В субботу в Нахичеване состоялся очередной, девятый саммит глав государств тюркоязычных стран. В нем приняли участие президенты Азербайджана, Турции, Казахстана и Киргизии. Узбекистан на форуме представлен не был, а Туркмения прислала вице-премьера.
В выступлении Ильхама Алиева неоднократно повторялось до боли знакомое словосочетание “с чувством глубокого удовлетворения”. В основном это относилось к процессам сотрудничества тюркоязычных стран каспийского региона в нефтегазовой сфере. Особенно удовлетворил азербайджанского лидера факт подписания с Казахстаном новых договоренностей, согласно которым Азербайджан станет перевалочным пунктом для переброски казахстанской нефти на Запад. Упомянул г-н Алиев и железнодорожную ветку Карс — Тбилиси — Баку, но в несколько сослагательном наклонении: мол, вот когда она будет построена… Однако основной пафос выступления, естественно, относился к проблеме Нагорного Карабаха и факту “оккупации исконных азербайджанских земель”. Любопытно, что это обстоятельство, как выясняется, не помешало Азербайджану добиться, как утверждает лидер страны, крупных успехов в экономике. С этим контрастирует утверждение, будто “нагорно-карабахский вопрос является большой проблемой не только для Азербайджана, но и для всего региона, основным фактором, препятствующим региональному сотрудничеству”. Каким же образом берутся “крупные успехи в экономике”? Нестыковка получается. Промахнулись алиевские спичрайтеры. Сообщив, что “в процессе переговоров вокруг нагорно-карабахского конфликта наблюдается позитивная динамика и он (процесс) находится на завершающей стадии”, президент Азербайджана в то же время повторил утверждения, что конфликт “может быть разрешен только в рамках территориальной целостности Азербайджана”. Между тем всем хорошо известно, что в предлагаемых посредниками Минской группы ОБСЕ Мадридских принципах проблема определения статуса НКР напрямую увязана с волеизъявлением армянского населения края. И Баку, насколько известно, эти принципы не отверг — иначе о какой завершающей стадии и позитивной динамике можно говорить?! Это что — тоже нестыковка? Не слишком ли много их получается? Вполне вероятно, что такие термины, как “территориальная целостность” и “оккупация” относятся вовсе не к НКР, а к территориям пояса безопасности. Без риска ошибиться скажем, что основные усилия переговорщиков нацелены сегодня именно на решение проблем не собственно НКР, а территорий, контролируемых Армией обороны за пределами республики. И весь пафос этой части выступления г-на Алиева (если отбросить неизбежную в подобных случаях риторику) связан не с Карабахом, а с надеждой на возвращение Физули, Джебраила, Агдама… Тут важно отметить другое: Ильхам Алиев призвал тюркоязычные государства к координации не только экономической, но и политической деятельности на международной арене. “Если мы будем вместе, если будем выступать по определенным вопросам с единой позиции и укреплять это единство систематической работой, то наши международные позиции еще более упрочатся. Ведь тюркоязычные страны располагают всеми возможностями — есть природные ресурсы, нефтегазовые месторождения, благоприятное географическое положение, мощные экономики, талант людей, новая инфраструктура.
Если собрать все эти возможности воедино и сконцентрировать их, то тюркоязычные страны превратятся в большую силу в мировом масштабе”, — сказал президент Азербайджана. И это тяжелый булыжник в огород Турции, которую в Баку уже практически открыто называют “предателем” общетюркских интересов. Идею тюркского единства неожиданно горячо поддержал обычно осторожный и весьма в таких вопросах щепетильный Нурсултан Назарбаев. Оказывается, Казахстан также выступает за воплощение идеи о тюркском единстве, о котором “мечтали гениальные личности — Гейдар Алиев и Мустафа Кемаль”. С большой теплотой говорил г-н Назарбаев о культурном наследии тюрков, которое напоминает “большой океан” — еще, впрочем, не исследованный. Культурные “ценности”, оставленные древними тюрками своим потомкам “на широких равнинах от Алтая до Средиземного моря”, впрочем, казахстанскому лидеру известны — это “юрта, лук, стрелы и подобные культурные ценности”. Ей-богу, мы ничего не передергиваем — именно так и сказал Назарбаев, во всяком случае в пересказе азербайджанского агентства “Day.az”. И не только изучать, но и “популяризировать среди мировой общественности”. После этого уже совершенно непонятно, каким образом собирается Казахстан продолжать “динамичное развитие”. Тут ведь что-то одно — либо юрта, лук и стрелы на фоне изумленной такой культурной глубиной международной общественности, либо современная динамика… Впрочем, о современности тоже было сказано — в том смысле, что Казахстан “разделяет страдания братского азербайджанского народа” и ожидает мирного урегулирования карабахского конфликта. А вот, скажем, Курманбек Бакиев, президент Киргизии, относительно противостояния азербайджанцев с армянами ничего не сказал. Как-то не до этого ему было, хотя и он всячески пропагандировал идею тюркского единства. К счастью, ему это единство виделось на более мирном поле. В качестве примера киргизский лидер привел факт премьеры “Кыргызского национального академического театра оперы и балета имени Абдыласа Малдыбаева “Кероглу”, поставленного по произведению классика азербайджанской музыки Узеира Гаджибейли”. Это уже лучше, согласимся. Ни слова о территориальном единстве, юрте, луке и стрелах…
Президент Турции Абдулла Гюль разочаровывать хозяев не стал. Всемерно подчеркнув роль Нахичевана как “связующего звена и перехода, соединяющего Турцию с тюркским миром”, он практически слово в слово повторил высказывания коллеги Алиева относительно территориального единства Азербайджана. Но при этом подчеркнул, что “настало время окончательного урегулирования конфликтов на Южном Кавказе”. Для этого карабахская проблема должна быть урегулирована “путем диалога, переговоров и дипломатии”. А сама Анкара желает перейти от пассивного соседства к активному сотрудничеству с соседями.
Да, и еще об одном. Нурсултан Назарбаев предложил создать новую межрегиональную организацию — Совет сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркский совет). Предложение участниками саммита было принято благосклонно. Что неудивительно: в этом формате удобнее будет изучать и пропагандировать в мире культурные ценности тюрков в виде юрты и оперы “Кероглу”.
Армен ХАНБАБЯН