ЮНЕСКО в ожидании Арто

Архив 200922/10/2009

Скульптор и график Арто ЧАКМАКЧЯН вновь в Ереване. Он прилетел из Парижа, где в ближайшем будущем откроется крупная выставка его произведений.

“Я просто обязан был своими глазами увидеть залы, где пройдет выставка. Схемы и планы — это одно, а непосредственное впечатление и ощущение пространства — совсем другое, — говорит Арто. — Ну и воспользовался случаем снова пообщаться с людьми, которые составляют мой духовный мир в Армении. Их так не хватает в Канаде”.
Выставка пройдет не просто в Париже, что и так можно считать большим событием и для самого автора, и для армянского искусства, а в знаменитом и очень престижном зале Миро. Здание ЮНЕСКО, где расположен этот зал, вернее — три анфиладных зала, один из концептуальных памятников современной архитектуры французской столицы. Он был построен чуть более полувека назад по проекту американца Брейера, итальянца Нерви и француза Зерфюса. Огромный, строгий, лаконичный комплекс с доминирующим главным зданием, покоящимся на обнаженных железобетонных ногах-опорах. Здание окружено уже давно популярным японским садом, созданным культовым Исаму Могучи. На территории расположились монументальные произведения Генри Мура, Пикассо, Калдера, Миро. После экспозиции последнего, испанца Жоана Миро, залы были названы его именем.
Идея выставки родилась у Жака Пулена, парижского философа, написавшего текст к альбому Арто, изданному в Канаде. Он показал альбом руководству ЮНЕСКО, и машина заработала. Процесс не скорый — такие выставки готовят по нескольку лет. Сейчас дело близко к финалу. Открытие выставки состоится 28 января будущего года.
В одном из залов будут произведения Арто, которые советская идеология напрочь отвергла. Вообще эстетика Арто Чакмакчяна не пришлась ко двору тогдашним властям, и его скульптуры и графика последовательно изгонялись из культурной и арт-среды. Это в конечном итоге и стало главной причиной его убытия из советской Армении. Артисту такого образа мыслей, таких эстетических воззрений и, наконец, такого масштаба было сверх сил творить подпольно и таить работы от общества.
Обосновавшись в Канаде, он много и плодотворно работает. Особенно интенсивно в последнее время — готовится к этой выставке. Он покажет в зале Миро, почти на 300 квадратных метрах, сто работ, из них около сорока — скульптуры. Подготовил множество новых, в частности серию “Осужденный”. “Каждый рождается осужденным на смерть, но никто о ней долгое время не думает. Эти мысли появляются только в старости…” — поясняет Арто.
Каждое произведение мастера — это клубок вопросов, которые должен разрешить зритель. Будь то скульптура из бронзы и прочих материалов, будь то рисунки. Они красноречивы и полисемантичны. Их невозможно разглядывать безучастным взором. Это абсолютно исключается. Их надо смотреть, видеть и осмысливать. Тогда и будет понятен феномен Арто. Будет также ясно, почему его так остерегали в советской стране. Лишние мыслительные процессы в головах совслужащих власти были не нужны.
В ЮНЕСКО решили, причем сами, что к выставке должны быть выпущены два каталога. Один вместит те самые работы советского периода, другой — все остальные. Соответственно сделают и две афиши. ЮНЕСКО как международная организация не имеет дела с отдельными авторами, а только со страной, которую они представляют. И хотя Арто является гражданином Канады, он предпочел, чтобы представление его в ЮНЕСКО поступило из Армении. Самым любезным образом это сделало армянское посольство во Франции.
…Подготовка к парижской выставке не помешала Чакмакчяну выполнить заказ Армянской Католической Церкви Бостона — памятник Мхитару Себастаци, основателю знаменитой конгрегации, крупнейшему деятелю XVII-XVIII веков. Замечательный, бронзовый, вполне портретный отец Мхитар уже стал органичной частью пространства Бельмонта, самого центра Бостона. Заказчики даже не стали смотреть на модель в глине — доверились маэстро Чакмакчяну. И не ошиблись.
Не ошибутся и все те, кто в калейдоскопе парижской художественной жизни вычленит экспозицию в юнесковском зале Миро. Он окунется в атмосферу искусства умного, магически завораживающего. Его творчество, много лет остававшееся на родине в тени, вновь заняло достойное место в панораме всеармянского искусства.
Карэн МИКАЭЛЯН