“YES”,но не все так просто

Архив 201006/07/2010

Центр “Ай-Арт”, расположившийся в одной из “бочек” — некогда Музее современного искусства, — показывает любопытную выставку “ІЪа. Yes” — так она называется. Коротко, но не очень ясно.

Изюминка в том, что выставка — некое отражение давних времен, точнее — 80-х годов, когда группа художников, вдохновленных и ведомых Варданом Товмасяном, начала культивировать вживую новую эстетику. В основе ее были некоторые вечнозеленые евро-американские арт-идеи. Семена попали в благодатную почву — и процесс пошел. Несколько их выставок вызвали ожесточенные споры: одни их искусство принимали, другие, как водится, — нет. Обе стороны в упор не понимали друг друга. Нормальный процесс, одним словом. Было бы странно, если бы все шло как по маслу. В 82-м впервые в Армении они устроили в игитяновском Музее современного искусства выставку “Хэппенинг”, чем и вовсе эпатировали утомленных застоем трудящихся. В условиях идеологического пресса, правда, к тому времени немного ослабевшего, это было вызовом общественному вкусу. Тем не менее она пользовалась успехом, по крайней мере всегда была многолюдной — интересно было даже приверженцам всепобеждающего реализма.
Эта выставка — плод совместных действий Вардана Товмасяна и Гаяне Егиазарян. Она логическое продолжение тех бурных арт-событий. Хотя долгие годы и отразились на внешнем облике участников, но никоим образом не затронули их изнутри. Они — их шестеро — по-прежнему созидают во имя духа и материи, максимально напрягая и дух, и материю. Но все не так просто, как кажется, все слишком зыбко. Грани не обладают алмазной четкостью. Не случайно авторы сами задаются вопросом: “Действительно ли живопись призвана творить Дух?” Вопрос остается открытым даже после внимательного осмотра экспонируемых работ.
Вардан Товмасян, давно уже свой человек в Париже, по-прежнему легок в своей живописи и решителен. Он в целом оставляет конкретное изобразительное начало, но облекает в такую изящную артистическую форму, что можно только удивляться внезапности его кисти. Его живопись стала более радужной и более изысканной. Камо Нигарян — “анфан террибль” даже в этой компании. Мягкий и деликатный человек, Камо делает резкую, жесткую живопись, полную гротеска, сарказма и иронии. Он совершенно неисправим и твердо следует по своей только ему доступной дорожке. В полном одиночестве, но с удовольствием. “Вы говорите так, как думаете. Как говорите, так и созидаете” — вот одна из его удивительных максим. Истина, говорит он, независимо ни от чего выйдет за пределы ваших работ. В общем-то да, он прав. Вардан Румелян — абстракционист. Каждая его работа — сгусток каким-то непостижимым образом увиденной и зафиксированной энергии. Его абстракции совершенно не декоративны, но зато какую потаенную силу излучают! “Они написаны так, как опытный китайский каллиграф выписывает кистью иероглифы — на одном дыхании, предельно сконцентрировавшись. Гагик Карапетян тоже пошел в абстракцию. Его картины чисты по цвету — радужные всполохи на локальном фоне. Они вызывают приступ нежных, бодрящих чувств. Такие чувства обуревают людей после очищающего весеннего дождя. Может, это и не так, но очень похоже. Наконец, Гамлет Овсепян, тоже приверженец нефигуративного искусства. “Делаю то, что Творец доверил художнику”, — говорит он. Творец доверил ему делать несколько жесткую, “колючую” живопись. Расшифровать его знаки на холсте нелегко — ошибиться можно запросто. Чтобы никто не ошибся, он четко отмечает картины, например, TD-24. Все равно непросто. Шестой участник — поэт Ваан Варданян. Духовно близкий и разделяющий концепцию. Ему видней…
* * *
Такая живопись не совсем понятна и не всем по душе — дело личное. Но авторы предельно честны перед публикой и не лукавят. Это они доказывают уже много лет. “ІЪа.Yes”. И ни шагу назад.