Ян ГИЛЛАН: “Армения — мой духовный дом”

Архив 201030/03/2010
Культовый рок-певец Ян Гиллан дал два концерта в Большом зале им.А.Хачатуряна.

У Яна Гиллана голос уникальный, узнаваемый, он притягивает и не отпускает. В составе легендарной “Deep Purple”, которой он отдал сорок лет, Гиллан записал 11 пластинок, а сольная дискография музыканта насчитывает целую дюжину релизов. Последний альбом “One Eye to Morocco” вышел в прошлом году. Не меньшую, если не большую мировую славу помимо работы в “Deep purple” Яну Гиллану принесло исполнение главной партии в знаменитой рок-опере Эндрю Уеббера и Тима Райса “Иисус Христос — суперзвезда”.

В последние годы Ян ездит по странам Европы, исполняя в основном хиты “Deep Purple” с оркестром. Что же касается ереванского выступления, то еще в октябре 2009 года во время приезда Гиллана в Ереван — он получил орден из рук президента за помощь, оказанную в деле ликвидации последствий Спитакского землетрясения — было объявлено, что нынешние концерты будут благотворительными и весь сбор пойдет на восстановление музыкальной школыв Гюмри.

…Большой зал имени Арама Хачатуряна. Концерт из двух условных отделений. В первом играл Филармонический оркестр Армении. Дирижер Пражского оркестра немец Фридерман Ридле, давний друг Гиллана, был, как и подобало случаю, во фрачном верхе и… джинсах. В первом отделении звучал Арам Хачатурян, но недолго — около получаса. А потом было самое то… Трижды я видел его выступления — в Ереване в 1990-м, потом в составе “Deep Purple” в Москве в 1996-м и в Санкт-Петербурге в 1998. Сегодня ему 64 года, как все будет…
Он вышел под громовые аплодисменты зала. Выглядел стильно — темные брюки, белая рубашка навыпуск, короткая стрижка. Возраст и отсутствие знаменитой шевелюры Гиллан с лихвой возместил обаянием. Он общался со зрителями, подмигивал, улыбался, махал руками. Со сцены часто звучало слово “Фантастик”, причем оно касалось не только публики, но и оркестра. Ян щедро раздавал автографы, люди подбегали и он с радостью расписывался. Концерт пролетел как одно мгновение. Хиты публика распевала с громадным энтузиазмом.
* * *
Между двумя концертами Ян Гиллан любезно согласился дать короткое интервью специально для “Нового времени”.

— Вы как-то писали о своем раннем воспоминании детства: лежите в кроватке, а мама пытается сыграть на пианино “Турецкий марш” Моцарта. Она сбивалась на одном и том же месте каждый вечер и никогда не заканчивала эту пьесу. Сегодня вы выступаете с Симфоническим оркестром — не было искушения наконец-то доиграть Моцарта?
— Очень интересный вопрос. Конечно, это детское воспоминание никак не связано с моим теперешним выступлением. Концерт — это фьюжн, эксперимент. Оркестр выступил с предложением сделать такой концерт, потому что наши песни интересны по мелодике и ритмике, они обладают хорошей структурой и динамикой. До нашего концерта композиции “Deep Purple” исполняли многие коллективы. Но надо понимать, то, что мы делаем, — это фьюжн. Я бы не стал относиться к этому слишком серьезно. Так, как к Моцарту.
— В каком звучании вам больше нравятся песни “Deep Purple”?
— Мне нравится экспериментировать. Это не симфоническая музыка, но и не рок-концерт, скорее их гибрид. Я рад, что это всем нравится, так как он проходит очень весело. Что мне больше нравится? Лучано Паваротти как-то раз сказал мне: “Знаешь, что удивительно, я пять раз слышал твою песню “Smoke on the water” и все пять раз песня звучала по-новому”. В этом весь смысл. Они сами пригласили меня, предложили идею сделать такой концерт.
— На сцене контрастируют музыканты в традиционной концертной одежде и вы в рубашке и брюках. Вы не хотите попробовать выйти в смокинге? Были ли в вашей жизни случаи, когда официальная форма одежды была обязательна?
— Вы хотите нарядить меня в смокинг? В униформу? Что я, по-вашему, мартышка? Вы сказали, что я не похож на оркестрантов — в этом-то вся и фишка! Я что, должен выряжаться как дурак, чтобы походить на них? Я не должен подстраиваться под оркестр, чтобы выглядеть одинаково, никто не может мне указывать, что надевать. Зачем? Я рок-певец, а оркестр — это оркестр. Смысл совместного выступления не в поиске компромиссов, этот концерт, повторяю, — фьюжн, слияние, в котором каждый тем не менее должен сохранить индивидуальные черты. В жизни я вообще мало беспокоюсь об одежде — была бы моя воля, я бы вообще ходил голым. Тем более что я много путешествую. Пожалуй, я расскажу вам одну интересную историю: когда 16 лет назад к нашей группе собирался присоединиться Стив Морс (гитарист, заменивший покинувшего нас легендарного Ричи Блэкмора), он задал один-единственный вопрос: “А у вас есть дресс-код?” Мы ответили: “Нет!” Тогда он сказал: “В таком случае я с вами”.
Что же касается Армении, то, по словам легендарного музыканта, она стала чуть ли не его второй родиной. “Мне здесь очень хорошо, тепло, Армения — мой духовный дом, я вас всех очень люблю и мне очень приятно сюда приезжать”, — сказал он. Что ж, следующей встречи с Яном Гилланом нам осталось ждать совсем недолго — до 25 мая, когда в СКК состоится единственный концерт “Deep purple”. Подождем.