Яблочный пирог в эпицентре урагана

Архив 200910/12/2009

“Армения” по пути в Монтевидео попала в жуткий шторм — трясет нещадно. Лучшая повязка на душевные “раны” — моральная помощь посла и чудом приготовленный яблочный пирог.

Начальник экспедиции Зорий БАЛАЯН рассказывает о штормовом броске к столице Уругвая.
Пошел третий день какого-то воющего шторма. Если бы не наша спешка, можно было вообще не очень обращать на это внимание. А то ведь то и дело приходится менять галс, чтобы, подобрав ветер, идти зигзагами. Главное — хотя бы помаленьку идти вперед. По крайней мере к одному узлу пассатного течения прибавляется еще два, а то и три. Но этого не хватит. Минимум нужно в среднем шесть узлов, чтобы успеть к назначенному часу в Монтевидео. Но теперь и этого будет недостаточно. Дело не только в нашей гонке. Шторм крутой. Уж больно высокие волны и больно язвительный шквальный ветер. Да еще вдобавок постоянные удары днища судна о воду, кажется, вконец разболтали внутренности судна. На сей раз удар пришелся по сердцу связи. Электронной почте. Как известно, она работает, используя спутниковую систему “Иридиум”. И тут что-то там оторвало. Вот уже битый час Арик и Гайк, вскрыв брюхо этой системы связи, ищут “диагноз”. Пока ничего не получается. Именно в этот момент позвонил посол в Аргентине Владимир Кармиршарян. Я уже не знал, что ему ответить. Судя по всему, мы вряд ли успеем к намеченному сроку. И я честно сказал, что у нас происходит. Назвал даже высоту волн — с двухэтажный дом. Посол, не скрывая тревоги, задал гениальный вопрос: “Чем могу помочь?” Я ответил, что мы сводку погоды получаем по электронной почте и сейчас этой возможности нет. Просил узнать в метслужбе о прогнозе в нашем регионе.
Я даже не мог предположить, что он с такой стремительностью во всем разберется и выдаст нам в подробностях. И по поводу высоты волн, и что в регионе очень опасная ситуация. И мы стали друг друга успокаивать. Но больше всего удивило то, что через десять минут он вновь позвонил и сказал, что с нами свяжется человек, который, будучи яхтсменом, имеет отношение к метеорологии. Добавил, что человек тот говорит на западноармянском. Действительно, через несколько минут раздался специфический звонок “Иридиума”. Думаю, стоит обнародовать запись нашей беседы, которую я тотчас же после окончания перенес в блокнот.
— Где вы находитесь? — с ходу спросил басовитый голос.
— Вам дать наши координаты?
— Нет. Лучше, если назовете название какого-нибудь порта, находящегося на траверзе.
Я понял, что человек этот не просто яхтсмен, но и моряк.
— Между Флорнианополисом и Губараном.
— Это самый эпицентр шторма, — последовал ответ.
И вдруг он задал странный вопрос — я понял, что посол не успел дать ему информацию о нас.
— Куда вы плывете?
— Плывем к вам.
— На чем? Какова длина судна?
— На одномачтовом шлюпе. Двадцать метров.
— Да, вам же нельзя находиться там! Вы не должны же были выйти в открытый океан.
— Как зовут тебя? — довольно весело спросил я.
— Каро.
— Каро-джан. Мы не вышли в океан, мы просто находимся в океане все время. Это не мы выбираем погоду. Это она выбирает нас.
Каро громко засмеялся и тотчас же вполне серьезно выдал:
— Так вот. У вас там, я смотрю, по прогнозной карте просто многоэтажные дома, а не волны. Скорость ветра от тридцати, а порывами до сорока пяти узлов в час.
— Так это же почти двадцать метров в секунду. Ураган прямо классический.
— Будет правильно, если вы завернете в какую-нибудь гавань и переждете…
…Лирическое отступление. Я не могу себе отказать в этом. Именно в эту минуту вприпляску вышел из камбуза в кают-компанию Гайк с криком: “Яблочный пирог!” Мы знали, что он печет его по рецепту своей Анны. И ждали. Я выскочил из своей каюты. Тотчас же предложил, чтобы пирог взял в руки Ваагн, который помогал испечь этот шедевр, а Гайк — чтобы сфотографировал сладкий сюрприз. Если бы Анна знала, какая это вкуснятина — яблочный пирог, испеченный ее мужем!..
Продолжим беседу с Каро.
— Мы подумаем, Каро-джан. Главное — ты нас успокоил по поводу прогноза. А это так важно. Спасибо послу. Честно говоря, до любой гавани расстояния такие же, как до… полуночи, когда по твоему прогнозу погода должна утихомириться.
Договорились, что встретимся в Буэнос-Айресе. Конечно, надо поблагодарить Владимира Кармиршаряна за такую оперативность. Разговор весь я передал капитану, решили, что идем дальше. В конце концов, большую часть штормового фронта уже прошли.
Шторм вывел из строя самое важное. Электронную почту. Ведь все мои репортажи я отправляю только по электронной почте. Это значит — накопятся мои материалы. И это в столь ответственное время. На носу у нас дорогой сердцу Уругвай. Так по графику. У нас мало времени, но мы должны успеть многое сделать. Если надо будет, то я там задержусь. А пока, по традиции, несколько слов об Уругвае.
Первые армяне оказались в этой стране в 1835 году — в этот памятный для нашей истории год. Тогда на Восточном полушарии у самой линии экватора, в Сингапуре, было завершено строительство церкви святого Григора Просветителя.
Летопись сохранила имена первых армян, прибывших в Уругвай. Как это часто бывает, многие имена во время таможенных и пограничных записей переписывались на свой лад. Теперь уже трудно сказать, как звучало настоящее имя Хуана Акустина Аксаряна. Сохранилось также имя первой армянки — Мария Пелинчян. Уже на стыке XIX-XX веков образовалась небольшая колония. В основном портные, обувщики, торговцы. В начале двадцатых годов, после того как хлынули потоки армянских беженцев в Южную Америку, в Уругвае образовался общинный союз. Это были люди из Кесабии, Зейтуна, Мараша, Айнтапа, Кесарии. Мы посетим одну из красивейших церквей спюрка — Святого Нерсеса Шнорали в Монтевидео. Одну из школ Нубаряна-Манукяна. Снимем скульптуру летящего орла на площади “Армения”. А пока скажу, что кто-то из ребят “Армении” получит специальный приз, если первым увидит контуры Монтевидео и крикнет: “Вижу землю, вижу твердь, вижу горку!” Именно так переводится Монтевидео.
Уругвай по территории — 88-я в мире страна, по населению — 130-я (Армения — 132-я). История его насыщена трагическими страницами. В 1811 году в Уругвае началось восстание против колониального господства Испании. В 1814 году рухнуло колониальное господство. В 1816 году Уругвай был оккупирован португальцами. В 1821 насильно был включен в состав Бразилии. В 1825 году — в состав Аргентины. Вскоре была провозглашена независимость… В 1838 году началась продолжительная гражданская война. Но благодаря величию духа народ выстоял. Выдюжил. Живет по законам христианской морали. Может, кроме всего прочего, и поэтому народ Уругвая не только сознанием, но и душой и сердцем, искренне, без торга, воспринимает боль армянского народа. И неудивительно, что Уругвай первым на планете официально признал геноцид армянского народа в Турции. Признал в 1965 году, когда наш народ благодаря усилиям спюрка (особенно ливанской общины) впервые сам поднял этот вопрос.
Обрадую нашу невестку Ануш Овсепян и скажу, что приз выиграл ее жених Ваагн Матевосян. Он первым увидел Монтевидео и произнес на армянском “Вижу землю”.
“Армения”
Тихий океан