“Я воевал, а ты немецкий хлеб жрал”

Архив 201709/02/2017

Как в СССР встречали военнопленных. Репрессии и презрение в обществе – так встречали на Родине людей, переживших все тягости фашистского плена

В 1941 году в немецкий плен попали миллионы советских солдат и офицеров – цифра колеблется от 4,5 до 5,7 млн. Больше половины пленных погибли от голода, эпидемии, расстрела, переохлаждения и непосильного труда. Но что ждало впереди тех, кто выжил? Историк Дмитрий СТРАТИЕВСКИЙ провел масштабное исследование на эту тему, проследив за судьбой бывших советских военнопленных (на снимке: советский перебежчик-генерал Власов со своим легионом). Результатами своих изысканий он поделился с «АиФ» (27.01.2017).

 

 

Попал в плен – преступник

В СССР существовал указ – действующей силой Красной армии являлась не дисциплина и даже не патриотизм, а идеологическая мотивация. Плен, с руки Троцкого, трактовался как преступление против мирового пролетариата и мировой революции. Так в советском праве был поставлен знак равенства между военнопленным и преступником. После прихода к власти Сталина эта догма была закреплена на законодательном уровне и еще сильней ужесточена.

В июле 1938 года был принят новый Уголовный кодекс, согласно которому преследованию мог подвергнуться практически любой советский гражданин, побывавший во вражеском плену. Грани между дезертиром и военнослужащим, оказавшимся в руках противника не по своей воле, почти не существовало.

Приказом от 27 декабря 1941 года впервые в советской истории была создана система сборно-пересыльных пунктов для проверки освобожденных из плена военнослужащих и выявлению в их рядах «шпионов, изменников Родины и диверсантов». Процесс отбора на конец 1942 года выглядел следующим образом – проверку проходили все без исключения освобожденные из плена. Если следователь находил компромат, подозреваемого отправляли в спецлагерь. В период с начала войны до 15 января 1945 года через эту систему прошли 355 тысяч освобожденных из плена советских военнослужащих, из которых более 50 тысяч – офицеры.

«После проверок в спецлагерях НКВД прилагался перечень оснащения лагеря. Его сравнение с аналогичным перечнем оснащения лагеря для немецких военнопленных позволяет сделать вывод, что пленные немецкие военнослужащие размещались в лучших условиях и получали лучшее продовольственное снабжение, чем освобожденные из плена советские граждане», — рассказывает Стратиевский.

 

Жесткая фильтрация

После войны всех пленных советских граждан ждала массовая репатриация из Германии. По состоянию на 1 марта 1946 года, в СССР было репатриировано 4 млн 200 тыс. советских людей, из которых 1 млн 800 тыс. – бывшие военнопленные. Как определилась их дальнейшая судьба?

«Какое же количество людей подверглось репрессии? В данном контексте я имею в виду прямое или непосредственное преследование в рамках карательной сталинской системы. Рабочие батальоны фактически являлись скрытой формой принудительного труда. Зарплаты там выплачивались, но из них вычиталась сумма за проживание, питание, а также спецналог. В итоге это обозначало гораздо более низкую зарплату, чем в аналогичных отраслях промышленности в СССР. Поэтому если сложить две цифры, спецконтингент и рабочие батальоны, то мы получим 37% от общего числа выживших. Это примерное количество репрессированных советских военнопленных по состоянию на 1 марта 1946 года», — подчеркивает историк.

 

Долгий путь домой

Как проходил сам процесс репатриации? В феврале 1945 года был подписан документ о признании необходимости возвращения всех граждан СССР домой, в том числе с применением насилия к уклоняющимся.

Уполномоченный по репатриации, генерал-майор Давыдов из посещения ряда сборных пунктов Западной Германии в своем докладе сообщает следующее:

«Из толпы слышны крики: «Что вы от нас хотите? Вы хотите забрать наши души? Мы знаем ваше НКВД. Вы нас увезете, а потом расстреляете». Многие отказываются ехать. Бывшие военнопленные заявляют: «Мы боимся возвращаться. Вы думаете, что мы предатели. В СССР мы будем работать, как рабы» …Город Мангейм. Украинцы, 670 человек, и армяне, 80 человек, забаррикадировались в здании и открыли огонь. Они кричали: «Мы не поедем. Если хотите, можете расстрелять нас здесь».

В других отчетах есть информация о случаях самоубийства непосредственно перед репатриацией. Люди не хотели возвращаться на Родину и прибегали к разным приемам – кто-то покупал поддельные документы, кто-то совершал побег. Тем не менее общее количество невернувшихся домой советских военнопленных довольно низкое.

 

О дискриминации на Родине

Те, кого не репрессировали, вернулись домой. Как встретили бывших военнопленных на Родине?

«Люди подверглись ущемлению гражданских прав. В анкетах при поступлении на работу или в вуз существовал пункт «о пребывании в плену или на оккупированных территориях». Бывшему советскому военнопленному было сложно стать членом КПСС. А без членства в партии, как известно, невозможно было добиться карьерного роста практически ни в одной отрасли», — делится своими наблюдениями Стратиевский.

Отношения в обществе тоже были далеко не гладкими. Люди, побывавшие в плену, сталкивались с настороженным и даже презрительным отношением. В своих письмах многие бывшие советские военнопленные приводят высказывание, которое в той или иной формулировке им приходилось слышать в свой адрес: «Я на фронте за Родину кровь проливал, а ты сидел в немецком плену, немецкий хлеб жрал и работал на фашистов».

Фаина МАНИЯ