“Я никого и ничего не боюсь”

Архив 201004/03/2010

протестует не только Кургинян, но и его скульптурное детище“Я даже Богу не молюсь, так как считаю, что сам выполняю его работу”, — говорит скульптор Гарик Кургинян, который сегодня один на один вышел практически против всех и вся. Если сосчитать все обвинительные иски, которые за последнее время подал скульптор-самоучка в самые различные судебные инстанции, то они потянут на целый фолиант.
 Практически Кургинян в поисках истины и справедливости восстал против почти всех силовых ведомств, а также различных звеньев госструктуры. Дело даже дошло до того, что скульптор подал иск в Административный суд… на сам Административный суд. Большинство этих исков были приняты к рассмотрению. Впрочем, ни одному из них до сих пор не дано хода. Наверное, потому, что обвинения, предъявленные искодателем наисерьезнейшие — в “фашизме”, “вандализме” и “терроризме”. А еще в нарушении Конституции и прав человека.
Так что же заставило человека столь мирной профессии выйти на тропу войны против всех и вся? Как уже писала “НВ”, все началось с того, что Кургиняна выдворили из собственной мастерской, расположенной в Ботаническом саду. Несмотря на договор о 50-летней аренде, подписанный между его семьей и НАН РА, помещение было приватизировано администрацией Ботанического сада, после чего началось очень болезненное выдворение старых хозяев. Кургиняна, не желающего смиренно уйти, выживали как могли — отключили электроснабжение мастерской, так что целый год ему пришлось жить в темном и холодном помещении; угрожали расправой его детям; срывали протестные плакаты, которые он вывесил вокруг дома и даже… “арестовали” его скульптуры, годы напролет украшавшие участок вокруг мастерской. Тогда-то и начались его хождения по судебным инстанциям. Сначала он боролся против произвола выдворивших его людей, затем перешел на борьбу с судебными, правовыми и государственными структурами, обвиняя их в ничегонеделании. А 1 января этого года Кургиняна избили на улице, лишили мобильника и паспорта. Гарик не исключает, что это могло быть “ответом” на иск, поданный им против Административного суда. Ведь с тех пор как его приняли, прошло больше трех месяцев, но какой-либо информации об отправлении правосудия так и не поступило.
Впрочем, и это не сломило Кургиняна. Он и дальше будет добиваться справедливости. Причем не только от простых смертных. Последний иск скульптор собирается подать на церковь, обвиняя ее в нарушении всех божьих заповедей и полном безразличии к ситуации, в которой он оказался…