“Я не смогу снимать хорошее кино для вас, если вам это не нужно…”

Архив 201111/06/2011

Оганнес ГАЛСТЯН — режиссер, который сумел сплести свою судьбу, пересекая параллели. Ему удалось представить свой фильм на суд изысканного каннского зрителя. А еще он сумел сломать стереотип о том, что муж и жена не могут творить вместе, при этом не теряя супружескую гармонию.

— Как армянское кино попало на Каннский кинорынок?
— Каннский фестиваль предоставляет площадку кинопроизводителям, компаниям, странам… фактически всем желающим для презентации своей кинопродукции, готовой и той, что находится на стадии производства. Мы представляли продукцию Армении — Национального киноцентра и независимых компаний в павильоне 3х3 метра… Это скромный участок, но лично меня это особо не раздражало. Главное то, что Национальный киноцентр был представлен в Каннах. Мы в Каннах недавно — 3 года. И от нас там ждут продукции, а не роскоши.
Чтобы попасть на тамошний кинорынок, нужны фильмы, деньги и желание… и имя вашей страны появится на кинематографической карте мира. Но если вы занимаетесь большим кино, у вас есть более почетный и победный путь — сделать хороший, очень хороший фильм и получить приглашение в официальную программу. В Каннах есть несколько программ. Основной конкурс — самый ТОП. Но есть программы Особый взгляд, Неделя кинокритиков, внеконкурсная. Все это, вместе с короткометражным конкурсом, и есть официальная программа. Сделано все, чтобы не пропустить в мире кино ни одного значительного фильма. Канны знают себе цену и всегда борются за хороших режиссеров. Для хороших режиссеров в Каннах всегда забронированы места…
— Поделитесь вашими личными впечатлениями о фестивале…
— Какие они могут быть!.. Я люблю Канны, мне там хорошо работается, и там я нахожусь в состоянии легкой эйфории, всегда в тонусе и выкладываюсь на 100. После Канн обычно приходится расслабляться. Возможно, причина в особой атмосфере этого города. Когда заходишь в самый обычный бар и видишь афишу 1963 года c Катрин Денев и подписью Бунюеля… Это же чудо.
— Расскажите о контракте, который вам предложили.
— PARALLELS FILM PRODUCTION LLC — наша компания, владелец прав моей картины “Сплетенные параллели”, получил предложение о мировом прокате фильма от парижской компании INSOMNIA World Sales в декабре прошлого года. Я пытался сам продвигать фильм на кинорынок, но безуспешно. Кинорынок, как и любой другой рынок, имеет невидимые рычаги управления и контроля. Туда очень неохотно впускают новых игроков. Я не знаю ни одного случая мирового проката армянского фильма. При том что на рынке немало крупных игроков-армян. “Сплетенные параллели” прорвались и я счастлив. Я независимый кинопроизводитель и занимаюсь киноискусством, а не коммерцией. Продукцию PARALLELS FILM не назовешь коммерческой и именно поэтому для меня так важно занять место на рынке, чтобы выжить. “Сплетенные параллели” готовы для телевизионного проката, распространения через интернет и продаже на DVD. INSOMNIA будет заниматься дистрибуцией в течение пяти лет. Добавлю, что сеть компании включает 40 стран, так что…
— Как родился сценарий вашего грядущего фильма?
— Было несколько “точек поджога”… — прежде всего концерт Стинга и холодный декабрьский вечер, когда незнакомка попросила довезти ее домой. Трогательный эпизод без продолжения, повествующий о заботе. Мужчине необходимо заботиться о ком-то и отсутствие заботы ущемляет его. Вопреки стереотипу, по природе мужчина более заботлив, чем женщина.
Так вот новый фильм “Корректор” — история семьи, точнее супружеской пары. Я люблю эту тему. Как человек, женатый 20 лет, я могу рассказать кое-что об этом институте… Но “Корректор” это также и человеческая история о памяти. Что хочу делать этот фильм именно таким, я понял во время концерта Стинга. Он для меня воплощение успешного мужчины. Стинг талантлив и абсолютно реализован в профессии, в творчестве. Он обожает супругу и у них, кажется, 6 детей. Так вот, когда он исполнял свои замечательные баллады, я увидел за ним некую трагедию. Я не могу объяснить ход своих мыслей, это скорее необоснованный, иррациональный вывод, но он убедителен для меня, потому что я верю в интуицию. Это привело меня к основной идее фильма — любой мужчина, достигший 50 лет, имеет за плечами хоть какую-то драму или трагедию. И для меня он герой ровно настолько, насколько благородно несет это в себе. Вот такой вот “Корректор”.
— Сценарий “Корректора” вы писали вместе с супругой — получается, что все-таки это не только не трудно, но даже помогает делать хорошее кино. Это так?
— Это именно так. Мы ведь хотим делать честный фильм о супругах. В конце концов, мы ведь изучаем наши взаимоотношения. Синхронизация наших мыслей иногда поражает. Мы думаем абсолютно по-разному, но иногда одновременно приходим к единому выводу. Вот поразительный случай. “Сплетенные параллели” был приглашен в Австрию на фестиваль фильмов стран СНГ и я жил в центре Вены. Это было первое знакомство с потрясающей, абсолютно религиозной культурой Австро-Германии. Я был поглощен городом и начал работать над сценарием только через четыре дня. Работалось хорошо, и к концу работы я пришел к очень странному сценарному ходу, который разрушает всю историю. Я даже испугался этой мысли, не спал всю ночь, а на утро посмотрел почту и прочел письмо от Маринэ, в котором… ну вы понимаете, о чем она могла написать: о точно таком же сценарном ходе! Это идентификация. Я очень дорожу этим. Надеюсь, Маринэ также.
— Говорят, вы заручились финансированием нового фильма…
— Мы вели переговоры с двумя норвежскими компаниями и пражской студией Баррандов. Они получили материалы в Каннах и мы все утвердили юридически. Теперь дело за Главным Договором о совместном производстве. Но все это было ожидаемо. Но неожиданно в Каннах мне сделали беспрецедентное предложение о совместной работе над фильмом компания “Кодак” (Россия) и еще одна крупная компания.
— Очень хочется задать вопрос на засыпку: что мешает армянскому режиссеру снимать хорошее кино?
— Помимо стандартного пакета, который мешает везде и всем режиссерам вне зависимости от национальности, сегодня армянскому режиссеру конкретно очень мешает отсутствие общественного заказа на хорошее кино. Связь между хорошей аудиторией и режиссером безнадежно прервана. Это какое-то проклятие. Я ваш режиссер и я не смогу снимать хорошее кино для вас, если вам это не нужно. Вот в чем фокус…
Беседовала Тамара БАРОЯН