“Я готов быть дойной коровой, лишь бы был результат”

Архив 200914/07/2009

С Карписом ТЕР-КАРАПЕТЯНОМ, дашнакцаканом, что называется, до мозга костей, директором армянского “Радио-А”, что вещает во французском городке Валансе, мы встретились в уютном кафе “Виктор Гюго”.

Элегантный парон Карпис (как его называют друзья и коллеги) тут завсегдатай, персонал здоровается с ним как со старым знакомым, бармен за стойкой весело приветствует. С веранды “Виктора Гюго” чудесный вид на роскошный парк Жюве, бывшую резиденцию жившего в прошлом веке известного врача-мецената Мишеля Жюве, который передал свои владения в безвозмездное пользование родному Валансу. Городу, вальяжно расслабленному или, как еще здесь шутят, пенсионерскому, что, впрочем, придает ему особый шарм. Опять же пенсионеры тут не чета нашим — живут и вкушают прелести заслуженного отдыха со вкусом. Картину этакого общеевропейского благополучия не удается испортить своим нытьем даже клянчащему копеечку клошару, то бишь французскому бомжу. Казалось бы, такой экстерьер располагает к разговорам на куда более легковесные темы, нежели судьбы далекого отечества. Но о чем еще говорить двум встретившимся на чужбине армянам, кроме как об исторической родине, откуда Карпис Тер-Карапетян, кстати, вернулся совсем недавно. Об увиденном рассказывал с некоторой грустью, стараясь быть в своих суждениях максимально корректным и в то же время объективным по отношению к армянским реалиям.

— Что мне вам рассказать? С чего начать, даже не знаю… Пожалуй, главное, что я вывел для себя, нашел, как говорится, общий знаменатель: страну нужно ставить на ноги всем миром, крепко держаться друг за дружку и не отказываться от основополагающих идей. Я говорю о признании геноцида с разрешением всех вытекающих из этого проблем, об урегулировании карабахского конфликта… Казалось бы, ничего нового я не сказал, но, поверьте, иного пути, кроме как объединение, у нашего народа нет. Я имею в виду не только единение внутри страны, но и со спюрком. Это наш шанс начать все сначала, шанс на второе дыхание. И подключиться к этому должны все независимо от политической ориентации, от того, провластный ты или оппозиционер. Да, оппозиция в прошлом году повела себя не лучшим образом, и мировая общественность была немало шокирована произошедшим, но надо уметь признавать свои ошибки и двигаться дальше.
— О необходимости объединения сегодня действительно говорят многие, только вот никто толком не знает, как это осуществить технически. Увы, подобные разговоры в Армении часто вызывают ироничную усмешку: мол, издали родину любить легко, помучайтесь-ка с наше, а потом поговорим…
— С такой позицией я знаком и могу понять людей, которые так говорят. Как и готов понять, что диаспору все еще воспринимают как дойную корову. Ну и что с того? Если хотите знать, я готов быть дойной коровой, лишь бы был результат. И не важно, что половина помощи не доходит до пункта назначения или, грубо говоря, съедается, все равно это наше общее дело.
А начинать процесс объединения нужно, как ни банально это звучит, с простых вещей, таких как, например, здороваться друг с другом или улыбаться при встрече. Понятно, что в существующих социальных условиях многим совсем не до улыбок, но и все же… Сколько раз бывало встретишь на лестничной клетке соседа, говоришь “здравствуйте”, а в ответ молчание и вопрос в глазах: знать тебя не знаю, с какой стати еще и здороваться? Такие, казалось бы, мелочи еще больше отдаляют нас друг от друга… И в то же время ведь умеем же мы, армяне, хорошо принимать гостей и угощать их с улыбкой на лице, даже если это нам дается очень тяжело. Что до практических шагов, то, знаете, мне кажется крайне важным введение единого западноармянского правописания. Эта идея тоже далеко не нова, но такой шаг мог бы стимулировать новый, еще более продуктивный виток в отношениях Армения — Спюрк.
— Мнение приезжающих в Ереван наших соотечественников из-за рубежа о том, как развивается страна, всегда неоднозначно. Одним видится сплошной позитив, другие настроены негативно…
— Я много увидел хорошего, но и немало плохого. К сожалению, мне не с чем сравнить: это была моя первая в жизни недолгосрочная поездка. Но из того, что я успел уловить, отмечу: подвижки касаются в основном центра города, который я прозвал золотым кольцом. Это элитные районы, вне которых ситуация совершенно иная. Не говорю уже о деревнях и селах, в некоторых — полный беспросвет… Запомнилась наша поездка в Эчмиадзин, где мы посетили детский культурный центр. Видели бы вы, как танцевали воспитанники этой школы — десятилетние детишки, я был, без преувеличения, очарован. Потом для нас, гостей из спюрка, как водится, устроили угощение, и я стал искать, где бы помыть руки. Стал открывать подряд двери комнат, увидел занимающихся ребятишек, а умывальник, представьте, так и не нашел. Его попросту не было. Невольно подумалось, что буквально через дорогу первопрестольная епархия с ее сокровищами, вспомнились, прямо скажем, отнюдь не бедные эчмиадзинские генералы… Кому-то отсутствие рукомойника покажется неважным в ворохе других более насущных проблем, но если, что называется, зреть в корень, речь тут о культурном наследии, которое мы обязаны холить и лелеять, ибо именно этим мы предстаем миру и нам есть что сказать в этом смысле. Это наш ключ к опять-таки единению, наш хлеб, если хотите. Мы можем не есть, не пить, но дрожать над культурным наследием обязаны. Будучи в Ереване, я посмотрел немало классических и энтографических постановок и еще более укрепился в мысли, что у нашего народа огромный творческий потенциал, который необходимо поддерживать, развивать. И вообще мы очень чуткий, внимательный ко всему, восприимчивый народ. Нам просто нужно дать правильное направление, показать, куда идти, и все будет хорошо.
— Вы говорите о культурном наследии как о ключе, о хлебе и даже приводите в пример передачи радиостанции, которой руководите. Но разве нормально, что у такой большой общины, как армянская во Франции, всего пара-тройка радиоканалов и нет своего телевидения, тогда как вещающих на арабском языке каналов я насчитала порядка 18 и столько же турецких…
— Вы правы. Армянских радиостанций на всю страну всего три: парижское “Радио АЙБ”, “Лион-Радио” соответственно в Лионе и тут, в Валансе, “Радио А”. Все три медиа существуют благодаря финансовой поддержке АРФ Дашнакцутюн и еще государственных дотаций. Безусловно, три радиоканала — это совсем немного, но мы работаем в этом направлении. Что до открытия телевидения, то этот вопрос обсуждается достаточно активно и, надеюсь, в скором времени и у армянской общины будет наконец своя волна.
Анна САТЯН, собственный корреспондент “НВ” во Франции
Валанс — Ереван