“В начале XX века армяне встречали казаков хлебом и солью…”

Архив 201314/12/2013

Недавно вышла в свет книга Степана Степанянца “История казачества в Армении”. У некоторых это вызовет недоумение: дескать, откуда в Армении казаки? Ответ на этот вопрос и дает исследование Степанянца. К примеру, всем известно имя графа Михаила Лорис-Меликова, потомственного казака и создателя Ереванского казачьего полка, руководившего казачьими формированиями в войне с Турцией 1877-1878 гг. Однако мало кто знает, что еще в XVI веке гетманом украинских казаков был армянин Александр Сапега (Серпегян), а гетманом запорожских казаков был его брат Иван Подкова (Сапега)… Собранные в книге материалы и факты автор выявлял в фондах Национального архива Армении и Военно-исторического архива России. Предлагаем отрывки из книги. 

Казачество в Закавказье появилось еще в первой четверти XVIII века в составе русских войск во время Персидского (Каспийского) похода Петра I. Однако именно войны XIX века (Русско-персидская 1826-1828 гг., Русско-турецкая 1828-1829 гг. и в особенности Крымская война 1853-1856 гг.) и участие в них казачьих войск вызвали их массовое перемещение на постоянную дислокацию в Закавказье, в том числе в Армению.

Присоединение Закавказья к России поставило перед новой русской администрацией задачу охраны границы с Турцией и Персией. И именно казаки, как никто лучше, подходили для выполнения этой миссии. После крестьянской реформы 1861 года получившие вольную крестьяне устремились в южные губернии России, но им разрешили селиться лишь при условии зачисления их в Кавказское казачье войско. Однако таковых оказалось лишь незначительное число. Основной контингент был призван из числа северокавказских казачьих войск.

Присутствие казачьих войск в Закавказье ощутимо усилилось сразу после победы русской армии в многолетней и изнурительной Кавказской войне. Это вызывалось необходимостью стабилизации обстановки на южных границах России, пресечения проникновения на Северный Кавказ турецких эмиссаров, а также контрабандного потока оружия для горских повстанцев и абреков, идущего из Турции.

Согласно архивным сведениям, сразу после окончания Крымской войны на постоянной основе в Ереване были дислоцированы 4-й, 6-й, 7-й и 14-й донские казачьи полки. В 1868 году к донцам прибавлена моздокская сотня Терского казачьего войска. К 1870 году в приграничном городе Ордубаде были расквартированы три пластунские сотни 1-го батальона Кубанского казачьего войска, 5-я сотня Хоперского конного полка и 2-я сотня Горско-Моздокского полка Терского казачьего войска. В Нахичевани расквартированы 1-я и 2-я казачьи пластунские батальоны и Хоперский казачий полк. Казаки на местах подчинялись своим командирам, а общее командование осуществлялось войсковыми штабами и войсковыми атаманами, находившимися на Северном Кавказе, в Новочеркасске, Екатеринодаре и Владикавказе.

Казаки довольно успешно обживали новые места, напоминающие их родные кубанские, донские, терские земли. На Южный Кавказ они переселялись с семьями или же обзаводились ими здесь же. Они с особым трепетом сохраняли свои обычаи и традиции. Несмотря на отдаленность от родных мест, создаваемые здесь станицы они называли на казачий лад: Терпение, Плодородная, Благодарная.

После Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. началось наиболее активное перемещение и переселение на Южный Кавказ северокавказских и донских казаков. Участие формирований в войне с Турцией на Кавказском фронте, а также необходимость обеспечения безопасности переселившегося в Карсскую область русского населения стали основанием для оставления здесь значительной части казачьих войск. К концу XIX века в Карсской области имелось четыре русских православных села — Михайловка, Ольговка, Хорошее и Гренадерское. К этому времени относится расквартирование на постоянной основе в Ереванской губернии и Карсской области ряда воинских соединений, которые вскоре были сведены во 2-ю Кавказскую казачью дивизию со штабом в Ереване.

На казаков в мирное время возлагались воинские обязанности, связанные с пограничной службой, пресечением деятельности контрабандистов и др. Так, до 1889 года охрану самого неспокойного Аралыхского участка русско-турецкой границы нес 1-й Уманский конный полк. Защиту границы в районе Сарыкамыша осуществлял 1-й Кубанский казачий полк, для насущных потребностей которого были отведены земельная территория и участок леса Саракамышского лесничества.

Численность казаков за Кавказским хребтом продолжала увеличиваться. Этому способствовал переселенческий закон от 6 июня 1904 года. В станицах, находящихся в Армении, возводились православные храмы, в самом Ереване были построены новые казармы и полковые церкви. О численности казаков на Южном Кавказе к началу XX века точные сведения отсутствуют, но можно предположить, что они уже составляли ощутимую часть местного населения. Например, только в Карсской области их проживало 20 тыс. человек.

 

С началом Первой мировой войны и открытием боевых действий на Кавказе только Кубанское казачье войско выставило на фронт 11 полных дивизий, корпус кубанских пластунов, 5 конно-артиллерийских батарей. Кроме этого, расквартированные здесь терские казаки пополнились 1-й Терской казачьей батареей, передислоцированной в приграничный город Ахалкалаки, 1-м Горско-Моздокским генерала Круковского полком, передислоцированным в Ольты, 2-м Воюкским полком, сосредоточенным в Карабахе, 1-м Сунженско-Владикавказским полком. Анализируя архивные данные, можно прийти к выводу, что к началу войны в этих частях, кроме казаков, прибывших из Северного Кавказа, служили и местные — карсские.

(Окончание в одном из ближайших номеров)

Подготовил