WEB Пространство

Архив 201326/09/2013
Про неуловимого Айрикяна и курс маната…

Какими только нелицеприятными эпитетами не награждают отечественных политиков и чиновников — и аферисты, и казнокрады, и вруны… В последние дни список пополнился еще одним “наименованием” — манией величия. Впрочем, это даже не эпитет, это уже диагноз, ибо если с казнокрадством хоть как-то бороться можно, то с этим изъяном уже ничего не поделать. Особенно если речь о Паруйре Айрикяне, заявившем на днях, что покушение на него было организовано с целью стимулирования вхождения Армении в Таможенный союз.

То есть как ни крути, а все вертится вокруг Паруйра, так сказать, нашего Айрикяна. Геополитические процессы, мировые катаклизмы, возможно, даже стихийные бедствия — все это обусловлено айрикяновской персоной и его покалеченной дланью. Кстати, не исключено, что поворот в сирийском конфликте также дело рук, точнее — руки лидера “ОНС”. Словом, велик и всемогущ Айрикян, которому, видимо, не важно, что ничего, кроме снисходительной улыбки и чувства неловкости (это в лучшем случае), он у общественности не вызывает. 

К слову, о “мудрых стариках” и “неуловимом Джо”…

“Помните, в одном анекдоте рассказывалось о “неуловимом Джо”, и когда спрашивали, в чем секрет его неуловимости, то ответ был: а кому он на фиг нужен, чтоб его еще и ловить, — пишет в ФБ Арман АБОВЯН. — Примерно такая же ситуация у нас с Айрикяном: пыжится он в последнее время, значимость свою поднимает на пустом месте, совершенно не заботясь о том, насколько жалко он выглядит. Вообще надо признать, что лично я его уважал сильно как человека, который положил на алтарь идеи армянства свою молодость, по тюрьмам сидел, нахлебался всякого, но… Но прошло время, и Айрикян ударился в откровенный маразм, граничащий с открытым предательством. Сей “мудрый старик” вдруг решил, что он пуп земли и все спецслужбы только и мечтают, как бы его грохнуть. А на днях он заявил, что покушение на него парой наркоманов было-де организовано с целью стимулирования вхождения Армении в Таможенный союз. А его недавние братские посиделки с азербайджанскими фашиствующими писаками на деньги разных соросов и остальной промасонской сволоты. Сказать, что он не понимал, куда едет и с кем делит хлеб, не рискну. А если понимал, то зачем ему брататься с азерасто-националистами и становиться в один ряд с разными манкуртами типа ваняно-сакунцев? Вероятно, произошло следующее: Айрикян просто сам себя перехитрил в попытках эпатажно вернуться в “большую политическую игру”. Но и вернуться не получилось, и имя он себе испортил основательно, автоматически превратившись в никому не нужного анекдотичного Джо”.
Возможно, и так. А может, “символ” просто эпатирует: мол, смотрите, какой я весь из себя независимый: с кем хочу, с теми и дружу, что хочу, то и говорю. Что ж, будь Айрикян гражданином, скажем, Бора Бора или Сейшел, то ради Бога — можно хоть с арабскими террористами отужинать. Нам-то что?..
В данном контексте весьма уместным показался пост в “ЖЖ” от village_fool — ну прямо в 10-ку.

Азербайджан. Вот это страна! Там президент “за ними хорошо смотрит”

Я летел в Москву. Рядом расположился в кресле бодрый говорливый мужичок лет, наверное, сорока пяти. Его распирало от желания поговорить (“ари зруценк”), а мне не хотелось — уставший был, да и вообще я мизантроп. Уткнулся в книжку, пришлось ему беседовать с третьим соседом по креслу, молодым молчаливым парнем. Это был обычный монолог про то, как все плохо в Армении. Парень молчал, иногда вежливо поддакивая. Мужик был явно небогат, не очень образован, одет с дешевого рынка и несколько раз повторил, что в Армении он потратил целых 20000 драмов на телефонные разговоры. Уехал он, по его словам, в 90-м году (!) от бесперспективности (!!!), теперь счастлив в Москве. Только вот сына его достают, в смысле тот не может приезжать в Армению, ибо он дезертир. То есть, видимо, он на всякий случай остался гражданином и Армении, а может он и нелегал, не знаю. В общем понос как понос, правда с особой интенсивностью и злобностью. Всех историй не пересказать, но как он пустился в матерные ругательства на скамеечке во дворе, когда туда спустился какой-то сосед-прокурор, мне понравилось. Причем, судя по рассказу, это было совершенно немотивированно — просто потому что человек был прокурором. Я его не спросил, что бы с ним было, если бы он так наехал на прокурора во дворе в Москве, себя было жалко, да и все понятно, в Москве прокуроры во дворах с армянами не сиживают. Армения в его сознании представлялась этакой пустыней бесправия и произвола полицейщины (“весь город заполонен полицией, пройти невозможно”, повторюсь, этот человек живет в Москве), наполненной плачущими голодающими людьми, потерявшими всякую надежду хоть на какое-то будущее, и даже хоть какую-то энергию (“ов вор мнацеля артен гнал эль чи карох”). В общем нечто среднее между Диккенсом и Бичер-Стоу. Иногда это подкреплялось примерами: “Вот мой двоюродный брат (кажется так) зарабатывает 70000 драмов — ну что это такое, на одни сигареты и хватает”  Я уже готов был горько зарыдать над своей судьбой, но в какой-то момент стало интереснее, и я навострил уши. Он начал сравнивать Армению с Азербайджаном. Вот это страна! Там президент “за ними хорошо смотрит” (нужно полагать, никакой полиции там нету), народ живет хорошо, богато, скоро все азербайджанцы из России туда обратно уедут. Это ему друг рассказал (который пока не уехал почему-то). Манат там равен евро, не то что у нас. Это их добрый президент специально делает. “Валютан пти аржек унена” — он-то это понимает в отличие от наших. И у того азербайджанца, друга его, героически живущего в России, тоже есть двоюродный брат (ну или родной, не помню) и этот брат живет в Азербайджане и в ус не дует, все у него прекрасно. Он зарабатывает 140 манатов, представляешь? Тут я не выдержал и сказал одну единственную фразу за весь полет: “140 евро и 70000 драмов — это одно и то же” (ну не спорить же с ним о курсе маната). Вы знаете, он испортился. Глаза его стали грустны, и он до конца полета не проронил ни слова. Честно говоря, мне его даже жалко стало. Думаю, потому что живет все-таки давно не в Армении. Энергией армяноненавистнической неоткуда заряжаться, ну или возможности ограничены…. Мы вышли, он получил объемистый багаж и ушел в московскую ночь. В город без полицейских, произвола и почти без азербайджанцев”. 

Рубрику ведет