WEB Пространство

Архив 201611/10/2016

 

Ереван — это миллион воспоминаний в секунду…

 

День города в этом году получился веселым и… беззлобным: обошлось без традиционной критики в адрес городских властей, которые, надо сказать, и впрямь постарались создать в городе праздничное настроение. В сети тоже царило воодушевление. Люди делились впечатлениями и рассказами о любимом Ереване.

“Спустился из Массива в центр и впервые не нервничал, — пишет Гаспарян В. — Первый раз за столько лет все было цивильно, без напряга: народ гулял, слушал музыку, дети пели-танцевали… Кафе полны, улыбки, цветы, шарики. Кстати, о шариках, развешенных на Северном и возле Оперы, все же скажу пару слов. Получилось красиво, конечно, но под момент было ощущение китайского квартала”. “Да ладно вам, зато как нарядно, — парирует Светлана Оганян. — Кстати, много восторженных туристов было, это радует”. “Я приехала из Вашингтона, а тут такая “тусня”. Здорово! — пишет Кристина Вероян. — Концерт на Каскаде джазовый послушала, по городу до поздней ночи гуляла. Ереван замечательный стал. В Америке сильно не разгуляешься так поздно, а тут – запросто. Безопасно, веселье кругом, звуки, запахи… Как же я скучала”. “Я тоскую по Еревану уже четвертый год, — пишет Ната из Германии. — Смотрю ваши записи, фотки, видео про город и празднества и плачу”… “Смотрю ролик про Ереван. Миллион воспоминаний в секунду и слезы, — пишет Шахвердян Е. — Это называется ностальгия? Как же я скучаю”… “Обалдеть, 2798 лет, — восклицает Мхитарян Гаспар из Лиона. — Кстати, тут соседям рассказал, удивились. Говорят, в следующем году со мной поедут”…

“Меня часто спрашивают, что такое Ереван, — делится Арман Абовян. — В вопросе есть ошибка, нужно спрашивать: “Кто такой Ереван? Именно кто, а не что? Живее Города я не видел нигде. Ереван — это улыбка призывника, который со сборного пункта в Чарбахе отправляется в армию. Ереван — это морщинистые руки бабушки, продающей семечки около памятника Гая. Ереван — это студенты, которые заполняют в будние дни Шрджанаин и Еритасардакан. Ереван — это неспешно прогуливающиеся у Оперы “мтавораканы”, с серьезными видом разглагольствующие о “спасении нации”. Ереван — это, в конце концов, мы. Да, ребята, мы все. Даже те, которые уехали из Города. Не хочу омрачать праздник, но знайте одно: мы, ереванцы, это кровь города, и когда мы уезжаем, это как потеря крови, человек за человеком, капля за каплей… Помните об этом. А еще о том, что по улицам нашего Города маршировали римские легионы, византийцы, эллины, македонцы… С кем-то мы братались, с кем-то воевали… Но вот загадка, они все ушли и пропали, а мы остались”…

“Мой самый любимый город во Вселенной – Ереван, — пишет в FB известный московский ресторатор Гаяне Бреиова. — Он точно знает, как я его люблю и дорожу им. Ты, Ереван джан, — место моей силы, разума, чувства юмора, мироощущения, мудрости, хулиганства, трепета, боли, смирения, желания, страсти, удачи, поражения, детства, корней, любви и всего того, из чего соткан человек! Ереван джан, Цнундд шнорхавор! У тебя есть все, у тебя есть мы — обожающие тебя — берущие и отдающие. Ты в моем сердце”…

Популярная писательница Нарине Абгарян, приезжавшая к нам еще в конце сентября, тоже призналась в любви к Еревану. Теперь уже взаимной любви. “Я мало знаю Ереван, — пишет она. — В моей памяти он остался таким, каким был в девяностые, в годы моего неприкаянного студенчества — холодный, голодный, больной и больный. Каждый раз, возвращаясь в Армению, я по возможности быстро уезжала в Берд, и не только потому, что там живут родители, а потому, что, несмотря на войну, там осталось моё счастливое детство, привычные вкусы-ароматы-цвета, всё то, чем я жила эти годы. Всё то, что помогало мне работать. Мне всегда казалось, что Ереван относится ко мне несколько свысока. Впрочем, так и было. Когда папа купил квартиру на Адонца, наши новоиспечённые соседки, белая столичная кость, моментально нас возненавидели, демонстративно не отвечали на приветствие, а однажды, когда я возмутилась, обозвали махровой провинцией. Тогда я жутко расстроилась, а сейчас смеюсь. Знали бы большие города, сколько среди понаехавшей братии людей, которыми они потом будут искренне гордиться. Я, наверное, и не задерживалась надолго в Ереване потому, что всегда ощущала свою неуместность: в душе я всё равно оставалась провинциальной девочкой. В душе я всегда буду такой. Но этой осенью Ереван меня принял. Он словно утомлённый к вечеру торговец разворачивал передо мной весь товар, который в надежде продать дороже прятал в рукаве: ладно, так и быть, ты долго ждала, бери за полцены, бери даром, бери навсегда. Это было невероятное наслаждение — общаться с теми, кто понимает тебя с полуслова, кто, бросив дела, приезжает из других стран и городов, чтобы встретиться с тобой. Это было удивительное ощущение — слушать город под жестяную капель дождя, дышать его воздухом, быть его частичкой. Ереван знакомил меня именно с теми людьми, которых мне давно не хватало, раскрывался той стороной, которую я не знала, водил по тем улочкам, которых я не чаяла увидеть. Ереван щедро грел и любил. Спасибо всем и каждому, кто сделал теперь уже мой город таким прекрасным и незабываемым. Спасибо”…

Рубрику ведет