WEB Пространство

Архив 201409/09/2014
“Пуст знаит, что жизн не мармалад!”

 В прошлом выпуске “Веб пространства” речь шла о сигналах тревоги в сетях и в частности в FB. Получилось серьезно, как сейчас модно говорить, с социальным прицелом. Так что обойдемся сегодня без тягостных раздумий и проблем. В соцсетях ведь столько всего интересного и без политики и социалки.
Например, запись талантливой писательницы Наринэ АБГАРЯН. “Первой пациенткой, которой папа сделал вставную челюсть, была девяностолетняя подруга моей прапрабабушки Шаракан, — рассказывает она. — Зачем идти к другим специалистам, когда наш Юрик — врач? — выдвинула непотопляемый аргумент Шаракан и привела свою подругу к правнуку, который буквально на той неделе приступил к работе в поликлинике.
Папа ужасно разволновался. Еще бы, первая в жизни вставная челюсть, практически боевое крещение. Кое-как взяв себя в руки, он смешал гипс и забил им горло пациентки. Испугавшись, что она задохнется, кинулся рьяно его выковыривать. Шаракан смекнула, что правнук напортачил, оттеснила его плечом и лучезарно улыбнулась подруге.
— Все в порядке, Вардануш, все хорошо.
Вардануш скорбно замычала в ответ.
— Юрик-джан, — обратилась с укором к правнуку Шаракан. — Цементом, который ты потратил на нее, можно было двухэтажный дом построить. С пристройкой для скота. Как можно быть таким расточительным?
— Немного промахнулся в расчетах, — виновато пробурчал папа.
Шаракан сжалилась над ним.
— Ничего, все у тебя получится. Ты главное экономить научись.
И, встав на цыпочки, погладила его по плечу. Настал день примерки. Старушки пришли в поликлинику нарядные, в светленьких косынках и шелковых фартуках. Прабабушка усадила подругу в кресло, встала рядом и кивнула правнуку — начинай.
Папа велел Вардануш открыть рот, надел ей протезы и похолодел — зубы получились раза в три больше человеческих. Вардануш смотрелась в них как клыкастая акула империализма со страницы сатирического журнала “Крокодил”.
— Закрой рот, — велела ей прабабушка.
Вардануш беспомощно клацнула зубами. О том, чтобы закрыть рот, не могло быть и речи. Губы пациентки едва прикрывали края искусственных десен.
— Вардануш-джан, великолепные зубы, просто великолепные! — зазвенела колокольчиком Шаракан и отошла от кресла на такое расстояние, чтобы подруга ее не видела.
— Юрик, ты зачем ей ослиные зубы сделал? — оглушительным шепотом спросила она.
Вардануш всхлипнула.
— Ничего не ослиные, — оскорбился папа.
— Конечно не ослиные, осел бы от голода подох, будь у него такие зубы. Ими даже жевать невозможно!
Вардануш слезла с кресла, сковырнула пальцем протезы, поставила их на стол и прошамкала:
— Сынок, когда маленько подкоротишь, зови. А я домой пошла.
И направилась к выходу. Прабабушка со вздохом последовала за подругой. На пороге обернулась:
— Юрик-джан, ты главное экономить научись. Вот смотри: если распилить эти зубы вдоль пополам, получится два нормальных протеза. Ты распили, один отдадим ей, а второй я буду носить. Не выбрасывать же. И ушла. Папа потом сделал нормальную вставную челюсть. Но пока он бился над ней, Вардануш носила ту, клыкастую. Только рот платком на манер карабахских женщин повязывала. Чтоб народ не пугать и горло не застудить…”
А вот очень милая запись от Елены ПЕТРОСЯН из Тбилиси… “Дождь! Шлепая по лужам, чуть не споткнулась о странную бабулю — стоя на четвереньках, она светила фонариком в какой-то подвал и умоляла кота вылезти, причем делала это на упоительнейшем русском:
— Барсо, ты мой жизн покушал, Барсо. Тебе миш укусит бешени, Барсо, шамашечи будишь, цанцар. Виходи! Не хочишь? Я знаю, зачем не хочиш, этот сери пиляд тебе лучи калбас, лучи сасиска. Харашо, чичас двер аткрою, вада к тибе прыдет, знаишь, что ты делать будишь с ней вместе?
Барсо безмолвствовал. Я боялась шевельнуться.
— Плават будиш! Брассом плават будиш, животни звер!
Встала с колен, повернулась ко мне и снисходительно пояснила:
— Пуст знаит, что жизн не мармалад!”

Рубрику ведет