WEB Пространство

Архив 201307/12/2013

 

“Манделиоз”, Hayphone и “маршмелы”…

 

 

Некоторые пользователи как-то слишком близко приняли к сердцу уход из жизни 95-летнего африканского лидера Нельсона Манделы: вчерашняя сеть была буквально переполнена всевозможными постами о нем, цитатами из речей или просто портретами. Хорошо обошлось без профильных фотографий с его изображением, хотя все еще впереди.

 

Помнится, та же истерия обуяла отечественных пользователей в связи с кончиной основателя Apple Стива Джобса. Скорбели истово, самозабвенно. Зафлудили ленту надкусанными яблоками, R.I.P. (покойся с миром то бишь) и так далее. Говорят: о мертвых либо хорошо, либо ничего. Николай ТОРОСЯН раскопал и опубликовал в FB несколько любопытных онлайн-характеристик об усопших знаменитостях. Прямо скажем, ничего хорошего. Так, про Джобса в сети, оказывается, писали: “Папа Apple по 14 часов эксплуатировал рабочих на китайских заводах”. Про Маргарет Тэтчер: “Неолибералка, из-за которой обеднело пол Британии”. Про Чавеса: “Неонацист, раздававший бедным деньги богатых”. Что до Манделы, то о нем говорят: “Покончивший с давлением на черных, но допустивший погромы белых”.

Сей факт, однако, не удержал лидера “ОНС” Паруйра Айрикяна от сантиментов и скупой мужской слезы, пущенной на вчерашнем митинге за упокой Манделы. Мол, он, как и я, за свободу и равноправие боролся. Словом, Айрикян в своем диссидентском амплуа… А если серьезно, то печально, конечно, но, как писал классик: “Оно, конечно, Александр Македонский — герой, но зачем же стулья ломать?”

“Манделиоз и как его лечить?” — неожиданно вопрошает Давид ВАГРАДЯН. “Апартеидом… в таблетках”, — предлагает Van UATU. “На тяжелой стадии — внутривенно, а при угрозе распространения — эвтаназепам”, — советует Давид Пишонов. “Ну, скончался, очень жаль, но может армянский FB, наконец, успокоится? — интересуется Мариам Геворкян. — Все же он нам не отец родной и не легенда армянской политики”. “Как вы можете так говорить? — возмущается Элеонора Карапетян. — Людей такого масштаба на планете почти не осталось, нужно хранить память о них, хотя бы так…” “Хранить память о Манделе — дело, безусловно, важное, но я уже начинаю сомневаться в адекватности некоторых моих друзей. Такое впечатление, что они с Нельсоном в одном классе учились или в песочнице играли”.

А что думает, то есть думал (свят, свят) на сей счет сам Мандела? Выяснилось, что oн не только частенько размышлял о своей кончине, но и даже разразился очередной нетленкой. В сети буквально вчера появился демотиватор с изображением знаменитого африканца и следующим текстом: “Я бы очень не хотел, чтобы после моей смерти ваша френдлента кишела сообщениями о моей кончине”. И приписка такая, оптимистическая, многообещающая: “Мы все умрем”. Манделы это слова или нет — доподлинно неизвестно, но что-то подсказывает: явно чей-то троллинг…

 

Вторая тема — армянские планшет и смартфон. Первые. Наши. Судя по характеристикам, очень даже неплохие. Нa “яблоки”, конечно, не тянут, но все же… Идея пользователям сети, кстати, понравилась. Об этом можно судить уже хотя бы по тому, что ерничать и издеваться на эту тему не стали. Разве только чуть-чуть. Долго думали-гадали, как можно назвать новую продукцию. Есть версия у Van Uatu. “Не считайте меня космополитом, но Armphone и Armtab не очень удачные названия, — считает он. — Нужны броские. Как хит. И не дай Бог что-то типа Арарат или орел на лого. От этой банальщины уже тошнит. Вот, например, раз уж у нас премьер Тигран Саркисян стал первопроходцем — пусть назовут ТиФон…” “Сделайте что-нибудь, чтобы Лфик не узнал про армянские планшеты, а то погрязнем в “Sansomg Antroid”-ах”, — советует Тигран КОЧАРЯН. “И будет он смарт-олигархом”, — иронизирует Г.Погосян. “Ага, боитесь, что водки туда еще зальет?”, — развивает тему В.Ордоян.

На самом деле хорошая новость. Почему бы не быть hayphone-у? К слову, именно такое название предлагали комментаторы статусов на эту тему. “Очень, очень, очень желаю им много удачи и успеха, — пишет Артур ТУХИКЯН. — Надеюсь, что цена и качество будут на должном уровне. Я обязательно куплю и пошлю нафиг все “самсунги”, обгрызанные яблоки и прочие “нокии”. Что ни говори, а надпись “Made in Armenia” имеет особенный смысл”.

 

“Джингл беллз” на носу и массы нервничают в предвкушении праздников. Нервничают по разному: одни ушли с головой в приятные хлопоты, другие — раздражаются и ворчат на суету. В сети уже в ходу новогодние песенки, фотографии на фоне елок и гирлянд, праздничные рецепты и прочая мишура. Вкусно и уютно пишет про Новый год Ольга ТАБУ из Москвы.

“Сижу, нанизываю на веревку свои сокровища — старинные шоколадные вкладыши. Мастерю гирлянду. За окном с электрическими снежинками московский снег. Тихий и пока белый. В дверь ломится Ванька. Вернулся из школы. Срывает мокрые варежки, шарф, шапку, швыряет в угол портфель:

— Мам, а можешь какао мне сварить, плиз? Погорячее. И побольше. С зефирками. Остались зефирки эти американские? Маршмелы. Мы в снежки играли в парке Горького. Я замерз как собака.

Я варю какао, и к ключицам подступает. Параноики знают что. Страх, да. Ужас неминуемой расплаты за непомерное счастье. Подступает, тянется выше, опускается ниже, к ватным уже ногам. Как обычно. Но сегодня вдруг приходит мысль. Простая, как три рубля. Наливает себе какао, усаживается на табуретку и вот что говорит:

— А какое такое непомерное-то? Счастье-то. Тебе просто повезло. Ты лох потому что. И радуешься вкладышам каким-то рваным, гирлянде на хозяйственной веревке, мокрым варежкам, снежкам, в которые сама играла лет тридцать назад. Мелочь. Понимаешь, нет? И я понимаю вдруг. И страх понимает. И уходит. Без какавы. А я вот пишу вам, вся в соплях от накатившей сути”

Уютных всем выходных…

 

Рубрику ведет