Выудить рыбу из пруда, где нет водомера, уже нельзя

Архив 201105/02/2011

Над сферой рыбоводства нависла серьезная угроза — как уверены рыбоводы, речь может идти о закрытии если не всех хозяйств, то мелких точно. Причиной тому станут требования, которые предъявило правительство к рыбным бизнесменам. Речь прежде всего об оснащении глубинных колодцев Араратской равнины… водомерами.

Это и иные требования Минохраны природы подкреплены проведенным мониторингом — со слов министра Арама Арутюняна, межведомственная рабочая группа выяснила, что “водяные клапаны в основном находятся в неисправном состоянии, нет санитарных или неотчуждаемых зон”, а главное, не установлены водоизмерительные устройства. С последним согласны и рыбоводы. Но это вовсе не значит, что во всех без исключения хозяйствах прибегают к махинациям. Как заявил директор ЗАО “Армавирский фермер” Азат Арутюнян, мало кто из собратьев по бизнесу не платит за воду. Во всяком случае его знакомые от взносов не воздерживаются. Другое дело, что используется не счетчик, подсчитывающий кубометры, а специальная методика — расчет идет по сечению трубопровода. И, как полагает, собеседник, сомневаться в способе подсчета, используемом долгие годы, едва ли можно. Но даже если и есть упущения, то можно установить счетчик, но один, а не множество, как предлагается. Ведь это чревато непосильными тратами.
Но правительство настаивает: обеспечить каждую трубу отдельным прибором. Невзирая на то что каждая “измерительная единица” стоит порядка 1200-2500 евро! При всем при этом отдельные рыбхозы имеют по 5-7 труб, подпитывающих рыбные бассейны. И помножив это количество на стоимость прибора, становится ясно, что фирмам либо придется свернуть деятельность, либо влезть в долги. Арутюнян, к примеру, полагает, что скорее всего закроет хозяйство. Причем без всякой надежды на восстановление — если скважина не используется полгода, то окончательно выходит из строя.
Согласно решению кабинета министров, оводомерить все трубы следует уже к концу февраля. С чем рыбоводы мириться не намерены. Успеть к этому сроку сложно. К тому же уверены — водомеризация не только накладна, но и чревата рядом технических проблем. Дабы развеять это мнение, премьер-министр Тигран Саркисян предложил осуществить эксперимент — установить счетчик в каком-нибудь отдельном рыбхозе. Но если предположить, что безопасность процесса установки подтвердится и рыбоводов удастся убедить, очевидно, что траты на водомеры придется окупать. За чей счет, не оставляет сомнений — за счет потребителей.
При таком раскладе дел в будущем речь пойдет о росте себестоимости производства прудовых рыбин. Но именно она вкупе с качеством рыбпродукции ныне и привлекает клиентов. Причем не только рядовых отечественных покупателей, а главным образом купцов иноземных. Скажем, даже в хозяйстве Арутюняна, где невозможно обойтись без задействования насосов и по сути дополнительных расходов, себестоимость килограмма стерляди равна 4-4,5 доллара. В иных хозяйствах она того ниже. Оптимальна и себестоимость форели, которая в большинстве рыбхозов равна порядка 1300 драмам. Для сравнения, на прилавках Европы цены на форель стартуют аж с 18 евро. Дороже рыба и в облюбованной нашими рыбоводами России.
Не зря в РФ уплывает немало нашей рыбпродукции. В прошлом году в общей сложности было вывезено порядка 400 тонн, большая часть коих “уплыла” в направлении Москвы. В этом году планируется экспортировать порядка 600 тонн. Но это не предел. В случае роста спроса, со слов экспертов сферы, рыбхозы с нынешних порядка 5000 ежегодных тонн в состоянии нарастить объемы производства аж до 25 тысяч тонн в год, а в случае интенсивного разведения и вовсе до ежегодных 50 тысяч тонн. В этом же году планируется произвести порядка 5800 тонн, что больше, нежели в прошлом — в 2010-м речь шла о 5420 тоннах, а в 2009-м и вовсе о 5280 тонн. Очевидно, что отрасль взяла курс на восстановление. Да и вообще, за последние несколько лет воспряла от застоя. Оттого рыбоводам обидно вдвойне — усилий на то, чтобы задействовать хозяйства, ушло премного. Особенно непросто было возродить, что называется, из “пепла” производство осетровых.
Во второй половине 80-х в “Армрыбе” добились весьма оптимистичных результатов на предмет разведения осетровых. Однако развал Союза, экономическая нестабильность поставили крест на рыбном направлении, средств и рынка сбыта (в те годы многим было не до дорогущей осетрины и прочих сортов) оказалось недостаточно. И лишь в середине 90-х интерес к этим рыбинам появился вновь. Тогда-то за дело и взялись частники, в большинстве своем принявшиеся импортировать 5-граммовых мальков. Подкармливая, они доводили рыбешку лишь до годовалого возраста, дабы успешно реализовать на местном рынке по приемлемым ценам. О воспроизводстве же поголовья не шло и речи. Позже же обнаружилась и фирма, которая отважилась довести мальков до половозрелого возраста, дабы такие особи были способны выдавать икру, то бишь множиться да плодиться. Года три назад труды “пионеров” увенчались успехом — впервые в Армении была получена икра. Затем из нее были получены инкубаторские мальки, которые частично были оставлены на собственные нужды, до их трансформации в товарную осетрину. Часть ушла в соседнюю Грузию. Икру же успешно продегустировали сотрудники Минсельхоза, давшие продукту высшую оценку.

На сегодня в стране разведением прудовых рыб занято 240 хозяйств. Очевидно, что рабочих мест в них открыто немало. Ныне сотрудники хозяйств с ужасом думают о перспективе остаться без заработка. Как это уже практически случилось в 2009-м, когда фирмы сбавили обороты производства из-за запрета со стороны России. Поводом стал карантин, введенный в связи с африканской чумой, поразившей в 2008-м свиное поголовье нашей страны. Лишь 10 ноября 2009-го 22 армянских предприятия по производству рыбы, а также добыче и переработке раков были впервые аттестованы Россельхознадзором, тем самым получив добро на экспорт. Теперь же на их пути вновь могут быть выставлены препоны.
И это тогда, когда уже было начала воплощаться в жизнь голубая мечта армянских рыбоводов — перспектива освоения рынков дальнего зарубежья, в частности Европы. Проникновение на европейские прилавки требует наличия сертификата, выдаваемого после заключения специальных лабораторий. Так вот правительство страны ныне намерено пригласить экспертов ЕС. После визита коих будет составлен мониторинговый план, а образчики воды, корма и сама рыба будут отправлены в вышеозначенные лаборатории. В случае их положительного заключения, как пояснили в Минсельхозе, эксперты предоставят нашим фирмам “еврономер”, дающий право на вывоз продукции в Европу. Процесс этот, правда, будет длиться года 2-3. Но ожидание того стоит. Главное — в итоге рыбхозы могут получить право на покорение европрилавков с прудовой рыбой (озерным ракам такое разрешение уже дано) с перспективой нарастить производственные мощности вдвое-втрое. Увы, кажется, сейчас в рыбхозах уже думают не о том, как бы отправить в ЕС плавающий продукт, а о том, как, исполнив вышеуказанные требования, удержаться на плаву самим. Если, конечно, такое вообще возможно…