Вышла книга о женщинах Ленина

Архив 200924/09/2009

Британская писательница и историк Хелен Раппапорт, автор книг “Екатеринбург: последние дни Романовых” и “Королева Виктория”, опубликовала новую работу “Заговорщик.

Ленин в изгнании”. Это история тех 17 лет, которые Владимир Ульянов провел в ссылках — сначала в Сибири, затем в Европе, где он переезжал из страны в страну, скрываясь от российских агентов.

Тема книги Раппапорт не совсем обычна для Великобритании, где советский социализм в целом давно дискредитирован. Поэтому корреспондент Русской службы Би-би-си Джесси Канер в первую очередь спросила автора — а почему она захотела написать о Ленине? “…Я хотела, — сказала Раппапорт, — сделать историю Ленина доступной и интересной, чтобы любой мог бы взять ее, прочесть и сказать: “Боже, я не понимал, как жили русские революционеры в изгнании!” А еще чтобы читатель не оказался задавленным всеми этими ужасными аббревиатурами, советизмами и тяжелым политическим жаргоном, который так часто сопровождает марксизм и революционную политику”.
— А что нового вы могли сказать о Ленине?
— Надеюсь, я сумела показать, как он умудрялся выживать в изгнании изо дня в день, полагаясь лишь на горстку очень верных ему людей. Я хотела показать его отношения с Надеждой Крупской. Хотела взглянуть на них как на обычную пару, хотя они, конечно, не были обычными…
— И что же вы обнаружили?
— Ну, я убеждена в том, что он не сумел бы пройти через все это без невероятной верности женщин, сопровождавших его всю жизнь: без его матери, без двух сестер в России, которые сами очень активно участвовали в революционном движении. Их часто отправляли в ссылки, они шли на огромный риск. Надя, как я называю ее в книге, именно Надежда Крупская была важна для Ленина как воздух. Она была самым упорным, самым верным его сторонником, что бы он ни делал. Я думаю, люди не знают о том, что большинство времени, которое они провели в изгнании — вплоть до 1916 года, — с ними была и мать Надежды Елизавета Васильевна. Она вместе с ними ездила из страны в страну, была их поваром и посудомойкой. Она немало сделала и с точки зрения партийной работы, помогая зашифровывать и расшифровывать письма. Она была неотъемлемой частью его “женской опоры” — той, которая достигла кульминации в образе Инессы Арманд, единственной женщины, о романе с которой Ленина мы знаем наверняка. Той, которая всю себя отдала работе на партию.
Еще один вывод, к которому я пришла — и я убеждена в этом, — состоит в том, что у Ленина была и темная сексуальная сторона. Он развлекался с проститутками в Париже. Он ходил по борделям. В одном французском источнике я наткнулась на фразу о том, что в сексуальном плане он был ненасытен и что он, вероятно, обращался к услугам проституток еще в студенческие годы. Я думаю, эту часть его жизни официальные биографы подвергали очень тщательной цензуре. Я уверена, что он умер от сифилиса, который подхватил в парижских борделях. В этом, конечно, нет ничего нового, поскольку вопрос сифилиса обсуждается давно, но я не думаю, что кто бы то ни было занимался им так, как я.
— Есть в вашей книге о Ленине что-либо, что на русском до сих пор не публиковалось?
— Ну конечно! Его биографии, опубликованные в России, совершенно непроницаемы и бесполезны. Я решила, что откровенно о нем могут говорить либо русские эмигранты, покинувшие страну и имеющие возможность говорить то, что думают, или от иностранцев, встречавшихся с ним. И я приложила массу усилий, чтобы найти людей вне России. Это британские социалисты, встречавшиеся с ним, источники в Финляндии, Швеции, даже в Италии. Мне было очень приятно, что я сумела добавить динамику к картине его пребывания, например, в Лондоне или в Финляндии и Польше. Есть, например, неверное представление о том, что Ленин и Надя жили в изгнании весьма комфортно, что они были этакими буржуа, что партия о них заботилась. На самом деле это неправда. Они жили в ужасной, бедной квартире с минимумом мебели, потому что по природе оба были очень бережливы, хотя оба получали зарплату от партии и дополнительно зарабатывали переводами. А Ленин к тому же писал огромное количество статей для политических изданий.
— Изменилось ли ваше представление о Ленине в процессе работы над книгой?
— У меня было достаточно четкое представление о нем, пока я писала книгу о Романовых. Ленин был очень умен: он предоставлял другим отдуваться за решения, которые сам принимал. Он был умен, потому что никогда не ставил свое имя нигде, особенно на приказе о расстреле Романовых. Но я считаю, что самое интересное в нем — это его драйв, его одержимость, его страсть к работе, своим целям, политическим представлениям. Он был бешено нетерпим к любой критике, любому противодействию своим идеям. Но он также не принимал чужих идей, считал ересью, если они не совпадали с его собственными. Он был безжалостно авторитарным. Нередко он выступал в роли очень жесткого учителя, и я думаю, что Надя была истинной героиней: она умела мириться с ним, когда они жили за границей.
— Вы пишете о болезнях Нади — это тоже то, о чем раньше не писали?
— Да, да! Она чрезвычайно недооценена, ужасно маргинализирована во всех книгах о Ленине. Она просто неинтересная, тяжеловесно выглядящая женщина с бесформенной фигурой в ужасных одеждах, шаркающая в нескольких шагах позади Ленина. Она жертвовала собой и на протяжении многих лет страдала от недиагностированной проблемы с щитовидной железой. Она была слишком увлечена его работой, чтобы обратить внимание на свою болезнь. Только в 1913 году в Польше, в Кракове, ей наконец поставили диагноз, и они немало потратились на клинику в Швейцарии, на превосходного специалиста в этой области профессора Кохера. После лечения ей стало легче на какое-то время, но болезнь щитовидки очень существенно сказалась на ней и почти наверняка сделала ее неспособной к деторождению.
(С сокращениями)