Выполнит ли Чавушоглу “задание” Лаврова по Карабаху

Архив 201606/12/2016

О возможном альянсе Москва — Анкара — Баку

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу посетит с рабочим визитом Азербайджан, где проведет переговоры, в ходе которых «состоится обмен мнениями по ситуации в регионе, включая карабахское урегулирование».

Отметим, что карабахская проблема на днях обсуждалась на встрече Чавушоглу с Сергеем Лавровым. При этом глава МИД Турции заявил, что Анкара «с уважением относится к желанию России урегулировать карабахскую проблему». Это говорит о переменах. Ведь раньше Турция выступала с резкой критикой в адрес Минской группы, одним из сопредседателей которой является Россия, обвиняла ее в «бездействии», а в период апрельской войны называла Россию «сторонником одного из участников конфликта». Однако позже в Ереване Лавров говорил, что Турция «может сыграть позитивную роль, обеспечивая разблокирование Нагорного Карабаха, обеспечивая нормальное экономическое взаимодействие в регионе — это такой важный фактор, который мы всегда учитываем». В этой связи глава администрации президента Азербайджана Рамиз Мехдиев отметил: «После апрельских событий серьезных изменений во взрывоопасной ситуации не произошло. Ни встречи президентов двух стран, ни посредническая деятельность Минской группы не дали результата. Никто не может гарантировать, что режим прекращения огня в ближайшем будущем завершится справедливым миром. Потому что война не завершена ни на линии фронта (оккупированные территории Азербайджана не освобождены), ни на дипломатическом уровне, ни в медиапространстве». Однако именно отказ Баку от введения системы мониторинга на линии соприкосновения и появления там международных наблюдателей срывает переговорный процесс под эгидой МГ ОБСЕ. Поэтому можно предполагать, что Чавушоглу, после беседы с Лавровым, в Баку будет пытаться продвигать венский или санкт-петербургский «проект», хотя «выход» Москвы на Баку через Анкару выглядит несколько странным, даже алогичным.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу посетит с рабочим визитом Азербайджан, где проведет переговоры, в ходе которых «состоится обмен мнениями по ситуации в регионе, включая карабахское урегулирование».

Другое дело, если Турция имеет на столе так называемый «пакетный проект»: подойти к урегулированию карабахского конфликта через процесс нормализации отношений с Арменией. Такая версия имеет право на существование, так как Анкара почему-то по поводу и без повода стала часто заявлять, что «никогда не пойдет на такие шаги, которые могут навредить интересам Азербайджана». Это первое. Второе: Анкара считает, что «карабахский конфликт является проблемой не только Азербайджана, но и Турции». Когда в повестке были вопросы о нормализации отношений между Турцией и Арменией, Турция была другой. По словам Чавушоглу, «мы в Цюрихе подписали армяно-турецкие протоколы, которые, к сожалению, не имели успеха. Россия выступила с довольно разумными предложениями: освобождение пяти оккупированных районов Азербайджана. Этот вариант сейчас обсуждается. Мы надеемся, что конфликт будет урегулирован, этого желает и Азербайджан тоже. Турция в свою очередь желает нормализации отношений с Арменией». В то же время Россия никогда публично не выступала с такими предложениями. Поэтому формат трехсторонних отношений Москва – Анкара — Баку в контексте этого конфликта приобретает интригующее значение, так как он развивается параллельно деятельности МГ ОБСЕ. Кстати, накануне в Баку с визитом побывал замминистра иностранных дел России Григорий Карасин, где провел консультации в МИД Азербайджана. Карасин заявил, что усилия, направленные на скорейшее урегулирование конфликта, продолжены и будет оказана поддержка действенным мерам по его разрешению. Вместе с тем он уточнил, что «вопросы региональной безопасности основываются на взаимном доверии на высоком уровне». Возможно, в форматах Москва — Баку и Москва — Ереван такой «уровень доверия» существует, но его не существует в форматах Баку — Ереван и Анкара — Ереван, а в формате Москва — Анкара политический диалог только налаживается в условиях устойчивого альянса Анкара — Баку. Так что для того, чтобы провести по существующему лабиринту процесс урегулирования, необходимо либо огромное политическое воображение, либо мало кому известный «путеводитель», выводящий Турцию на диалог с Арменией. Наконец, существует еще одна позиция, изложенная в новой концепции внешней политики России: она «активно выступает за политико-дипломатическое урегулирование конфликтов на постсоветском пространстве, в частности способствует в рамках существующего многостороннего переговорного механизма урегулированию во взаимодействии с другими сопредседателями МГ ОБСЕ и на основе принципов, изложенных в совместных заявлениях президентов России, США и Франции в 2009-2013 гг.». Правда, после отказа Азербайджана поддержать предложения России по введению в зоне конфликта системы мониторинга и международных наблюдателей складывается устойчивое ощущение, что Баку пытается все начать «с чистого листа».

Ясно, что очередное «обкатывание» старых и традиционных миротворческих сюжетов ничего не даст. О новых практически ничего неизвестно, и если они есть, то рано или поздно к обозначенной интриге будут подключать и Ереван. Не ясно, удастся ли Чавушоглу дать старт новому многоходовому «дипломатическому марафону» на этом направлении, или речь идет всего лишь об обычном политическом эпизоде. Ясно пока только то, что Москва не заинтересована в сценарии, при котором на ее непосредственной границе конфликт вновь обострится, что может сказаться на ее отношениях с Анкарой в момент развития сложных событий в Ираке и в Сирии. Поэтому, если Анкара окажет давление на Баку с таких позиций, то визит Чавушоглу в Азербайджан можно только приветствовать.