Встреча в Мюнхене: в ожидании подвижек

Архив 200921/11/2009

В Баку поняли, что референдума о независимости в Карабахе не избежать?
Региональная печать активно комментирует предстоящую завтра в Мюнхене встречу президентов Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева. Саммит, как сообщается, пройдет в резиденции генерального консула Франции.

Нынешняя встреча глав противостоящих государств станет уже шестой по счету в нынешнем году, что однозначно свидетельствует о беспрецедентной активизации переговорного процесса в рамках Минской группы ОБСЕ. Кстати, французский МИД распространил заявление, в котором подчеркивается, что предметом переговоров как были, так и остаются Мадридские принципы, “которые посредники пытаются согласовать со сторонами”. Обозреватели обращают внимание на то, что нынешняя встреча проходит на фоне недавнего заявления президента России Дмитрия Медведева, который на саммите Евросоюз — Россия в Стокгольме сказал, что хотя позиции Москвы и Брюсселя относительно оценки ситуации в Закавказье не совпадают (российский лидер имел в виду разность подходов к независимости Абхазии и Южной Осетии), однако есть и положительные примеры сотрудничества. В качестве такого примера г-н Медведев привел “процесс между Арменией и Азербайджаном”, где, как он отметил, “есть позитивные сдвиги”.
Насколько можно судить, в Баку поняли: делать вид, будто никаких Мадридских принципов в природе не существует, далее невозможно. Бакинские газеты и эксперты заговорили об их содержании — причем с таким видом, будто речь идет о чем-то новом и ранее не известном. Это понятно, трудно было смириться с тем, что подготовленный посредниками документ предусматривает проведение референдума о статусе Карабаха — то есть юридическое оформление независимости края. Теперь, смирившись, азербайджанская сторона прибегает к иным ухищрениям, стремясь представить происходящее как некий свой едва ли не “успех”. Так, по словам споксмена МИД Азербайджана Эльхана Полухова, “вопрос о выводе армянских вооруженных сил с оккупированных территорий Азербайджана относится к числу уже согласованных вопросов между сторонами”. Далее следует весьма любопытный пассаж: “позиция азербайджанской стороны состоит в том, что после освобождения оккупированных территорий Азербайджана армянская и азербайджанская общины Нагорного Карабаха вместе с руководством Азербайджанской Республики в рамках территориальной целостности Азербайджана будут обсуждать вопрос статуса данного региона”. Отбросив неизбежную риторику данного высказывания, вычленим суть. А она сводится к тому, что официальный Баку так или иначе, но вынужден признать необходимость сесть с карабахцами за стол переговоров. Еще совсем недавно об этом в Азербайджане и слышать не желали. Но совершено ясно, что карабахские армяне никогда и ни за что не согласятся участвовать в этих переговорах в качестве “общины” — только как полноправная, то есть равная Азербайджану, сторона.
В противном случае ни один армянский солдат не сдвинется с занимаемых позиций. Возможно, с этим в Баку еще не смирились, но смириться придется — иначе миротворческий процесс будет провален. Даже в Баку понимают, что этого никто не допустит, какие бы воинственные заявления ни звучали со стороны азербайджанского руководства — как пишет местная печать, “против вооруженной эскалации вступают все, включая Россию и США”. Поэтому здесь хотели бы сперва решить вопрос возвращения азербайджанских беженцев в Карабах, а потом уже говорить о референдуме, полагая, что быстро смогут изменить демографическую ситуацию в свою пользу. Надежды такого рода совершенно беспочвенны. Дело в том, что, согласно международному праву и всем аналогичным прецедентам, азербайджанцы если и вернутся в Шуши получать право голосовать на референдуме, то только и исключительно в рамках существовавших в 1988 демографических реалий. Тогда они составляли не более четверти населения края — на столько голосов и могут рассчитывать. Напомним, что именно такой принцип был реализован в момент развала СССР в отношении стран Балтии. В советский период там была искусственно создана значительная прослойка русскоязычного населения, в Латвии и Эстонии русских стало даже больше, чем лиц коренной национальности. Но голосовать на референдуме об отделении получили право лишь те русские, которые проживали в этих странах до 1940 года. Это справедливо, и именно такой подход будет применен и в нашем случае, в чем можно абсолютно не сомневаться.
Думается, в ходе нынешних переговоров все обозначенные вопросы будут обсуждаться. Есть определенная надежда, что посредникам, которые, судя по всему, настроены очень серьезно, удастся еще немного сблизить позиции сторон. Подвижки необходимы тем более, что не за горами ратификация армяно-турецких протоколов об установлении дипотношений и деблокаде границы. И хотя неоднократно подчеркивалось, что процессы армяно-турецкого и армяно-азербайджанского урегулирования не взаимообусловлены, очевидно, что они параллельны. И это тоже вполне понятно: открытие одной лишь границы с Турцией мало что даст для реализации амбициозных и весьма многообещающих транспортно-энергетических проектов, “завязанных” на нашем регионе. Поэтому “сильные мира сего” стремятся к тому, чтобы по возможности сблизить сроки урегулирования как на турецком, так и на карабахском направлениях.
Армен ХАНБАБЯН