Встреча в Москве: “Саргсян выглядел бодро, Алиев смотрелся озабоченным”

Архив 200918/07/2009

Вчера во второй половине дня в московском “Президент-отеле” состоялась седьмая за последние 14 месяцев встреча Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева.
В саммите приняли участие главы дипломатических ведомств двух противоборствующих стран Эдвард Налбандян и Эльмар Мамедъяров, сопредседатели Минской группы ОБСЕ Юрий Мерзляков (Россия), Бернар Фасье (Франция) и Мэтью Брайза (США), а также личный представитель действующего председателя ОБСЕ посол Анджей Каспршик.   Сегодня к переговорам присоединится российский лидер Дмитрий Медведев. Формальным поводом для встречи в Москве стали традиционные скачки на приз президента РФ. Так называемый “президентский забег” состоится на Центральном московском ипподроме на Беговой в полдень. Там и произойдет “встреча без галстуков”, которая, видимо, будет продолжена в более соответствующей, не столь азартной обстановке. Однако до этого руководители стран (на скачки кроме Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева приехали лидеры Таджикистана, Казахстана и Молдавии, а также Абхазии и Южной Осетии) будут наблюдать за забегом, в котором примут участие 9 лошадей, в том числе будет представлен скакун и из нашей страны. Впрочем, фаворитом специалисты считают российского коня по кличке Бронз Кеннон из Чечни, он принадлежит Рамзану Кадырову.
Вчерашняя встреча лидеров противоборствующих стран продлилась три с половиной часа. И хотя пресса на сей раз в ней представлена не была, очевидцы утверждают, что по окончании этого раунда переговоров “Серж Саргсян выглядел бодро, а Ильхам Алиев смотрелся озабоченным”. Можно предположить, что его очередные милитаристские высказывания понимания посредников не встретили, но, наоборот, были подвергнуты критике. Сразу скажем также, что, как и заявлял накануне глава нашего государства, никаких документов на сей раз подписано не было. Однако длительность переговоров уже сама по себе свидетельствует, что сторонам — как в формате “тет-а-тет”, так и в присутствии министров и миротворцев — пришлось обсудить немало пунктов из пока что не согласованной части переговорной повестки. И это, надо думать, и есть на сей раз самый главный результат встречи. Потому что, хочется надеяться, в результате сторонам удалось сделать еще один, пусть и не слишком широкий, шаг к миру. Кстати, именно на это и намекали достаточно прозрачно сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Так, например, американский дипломат Мэтью Брайза выразил надежду, что именно нынешний саммит в Москве “внесет ясность в базовые принципы, предложенные Минской группой ОБСЕ в ноябре 2007 года”, то есть уже известные Мадридские принципы. Надо надеяться, так оно и случилось, о чем, кстати, косвенным образом говорят и свидетельства о внешнем виде двух президентов. Можно догадаться, что г-ну Алиеву не удалось переубедить посредников в том, что предстоящее в отдаленной перспективе определение окончательного статуса Нагорного Карабаха путем референдума должно носить юридически обязывающий характер. Кстати, любопытно, что в Азербайджане, где очень недовольны, что основные требования армянской стороны (определение статуса края, беспрепятственная связь с Арменией, обеспечение безопасности населения НКР) вошли в текст предложений миротворцев, надеются, что этому могут помешать некие внешние обстоятельства. Например, ожидают “обострения противоречий” между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. (На возникновение противоречий между посредниками, заметим, уже не полагаются.) Мол, соперничество между президентом и премьером растет и они все больше “тянут в разные стороны”. В частности, Медведев пытается “понравиться Западу”, демонстрируя изменение российских подходов к конфликтам на постсоветском пространстве, поэтому и пытается достичь мира в Карабахе. А Путин сторонник “традиционных подходов”, выражающихся словами “разделяй и властвуй”. И если так пойдет дальше, то можно ожидать… Да ничего такого от этого ожидать не стоит. Потому что, даже если между российскими руководителями и есть какие-то противоречия, карабахский вопрос совсем не тот случай, когда эти противоречия должны проявиться. Скорее, наоборот — именно на дипломатическом поле они неизбежно будут демонстрировать единство и двигаться в одном и том же направлении. Ибо на самом деле все обговорено заранее и спорить им не о чем. Это вам не публичное умиротворение того или иного зарвавшегося олигарха, это по-настоящему серьезно.
Армен ХАНБАБЯН