Встреча в Казани: посредники не опускают руки

Архив 201130/06/2011

 

Неудача саммита может открыть новое “окно возможностей”

Вопреки многочисленным прогнозам о том, что неудача трехсторонней встречи в Казани может ознаменовать собой прекращение посреднических усилий по разрешению карабахского противостояния, становится ясно, что миротворцы сдаваться не намерены.

Первая реакция Москвы и Вашингтона по итогам казанского саммита была, как известно, весьма негативной. Кремль при помощи авторитетной газеты “Коммерсант” организовал “утечку”, согласно которой президент Дмитрий Медведев настолько недоволен своими коллегами, руководителями Армении и Азербайджана, что даже выдвинул “ультиматум”: либо в ближайшее время основные принципы урегулирования должны быть подписаны в том виде, в котором их положили на стол в Казани посредники, либо российская сторона пересмотрит свою роль в процессе. В свою очередь Вашингтон также заявил, что “разочарован”. В этом пессимистическом хоре диссонансом прозвучало заявление Парижа. Французский МИД распространил заявление, в котором, в частности, сказано, что “результаты встречи существенны”, и Франция, совместно с коллегами по Минской группе ОБСЕ, США и Россией не пожалеет усилий, для того чтобы все стороны противостояния продолжали переговоры. В этой связи говорится, что уже в течение ближайших недель сопредседатели Минской группы ОБСЕ вновь посетят регион конфликта. И поскольку в Казани “было достигнуто взаимопонимание вокруг ряда пунктов”, это дает возможность продолжить переговоры с целью основных принципов. Поэтому в ходе очередного посещения региона миротворцы будут готовить дальнейшие переговоры между сторонами.
Сразу отметим — упоминание о “всех сторонах противостояния”, которые должны продолжить переговоры, означает, что приходит понимание: без возвращения в процесс Степанакерта дальнейшие дискуссии будут совершенно бесплодны, тогда как в противном случае надежда на подвижку сохранится.
Одновременно стал смягчаться и тон американской дипломатии. Так, экс-сопредседатель Минской группы, ныне — посол США в Баку Мэтью Брайза не стал говорить о “разочаровании”, напротив, подчеркнул, что “процесс продолжается, переговоры продолжаются, стороны вновь встретятся и постараются проработать вопросы, которые остаются на столе”. Это, по мнению Брайзы, неизбежно, поскольку президенты стран — сопредседателей МГ ОБСЕ “ясно дали понять, что в действительности нет никакого другого пути урегулирования конфликта, кроме как мирный путь”.

 

Вероятно, некоторое ослабление воинственной риторики со стороны Азербайджана, которое зафиксировали в последнее время наблюдатели (хотя, разумеется, совсем уж обойтись без угроз в Баку, конечно, не могут) вызвано именно этим обстоятельством. А чем вызвана неудача в Казани? Как известно, об этом исчерпывающе сказал глава МИД Эдвард Налбандян. По его словам, азербайджанская сторона предложила в уже согласованный документ около десяти “поправок”, что, разумеется, не могло быть принято. По существу, это означает, что Баку стремится “изменить правила игры по ходу самой игры”. Ясно, что соглашаться на такое никто не будет. А вот азербайджанский коллега Налбандяна Эльмар Мамедъяров попытался и в этом случае “перевести стрелки” в сторону Еревана. Он заявил, что такие попытки были, но исходили от армянской стороны, которая якобы “выступила с предложениями, противоречащими концепции мирного процесса”. Речь, по его словам, идет об отказе армян вывести войска с территорий вокруг Карабаха.
Нельзя исключить, что так оно и было. Но чем продиктован отказ? Только тем, что как раз Баку выдвинул предложения, противоречащие концепции” посреднических предложений. Дипломаты, конечно, не стремятся обо всем говорить открыто, но очень легко догадаться, что нежелание вывести войска связано с тем, что азербайджанцы не готовы принять предлагаемый миротворцами подход к статусу края, продолжают твердить о некой “широкой автономии”, а согласия на референдум, в котором должны принять участие жители НКР (причем в том демографическом разрезе, который существовал на 1988 год), не дают. В таких условиях, конечно же, соглашаться на вывод войск из зоны безопасности невозможно. Мамедъяров говорит, что “мы продолжаем переговоры во имя достижения стабильности и мира в регионе. Нельзя сказать, что Армения не желает того же. С другой стороны, Ереван имеет свой взгляд на эти процессы”. Трудно не согласиться: на любых переговорах каждая из сторон “имеет свой взгляд”, и эти взгляды должны быть приведены к общему знаменателю. Пока этого сделать не удается — по причинам, названным выше. Но, как видим, посредники сдаваться не намерены. Не исключено, что в ходе последующих встреч на стол будет положен некий иной план, на существование которого недавно намекал французский сопредседатель Бернар Фасье. Можно также спрогнозировать рост давления, и в первую очередь — со стороны России. Поэтому называть казанскую встречу совершенно безрезультатной было бы некорректно. Результатом ее неудачи может стать очередная “волна” согласований и попыток сближения позиций. Быть может, удастся убедить Азербайджан, что о статусе автономии НКР ему придется забыть. Не исключено, что к процессу уже напрямую будет подключен и Степанакерт. Возможны и иные процессы — в виде тактики “мелких шагов”, которые позволят в какой-то степени укрепить меры доверия. Главное — державы едины в том, что войны быть не должно. Если принять это за аксиому, то значит, у миротворческого процесса