Встреча в Астрахани: “стороны могут прийти к согласованному решению”

Архив 201028/10/2010

Россия готовит Армению и Азербайджан к принятию базовых принципов урегулирования
Вчера в Астрахани по инициативе российского лидера Дмитрия Медведева состоялась трехсторонняя встреча президентов РФ, Армении и Азербайджана. Как сообщила пресс-служба Кремля, президенты “обсуждали дальнейшие пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта”.

Этот саммит стал уже седьмой встречей в трехстороннем формате и третьей в нынешнем году. Напомним, что предыдущая такая встреча состоялась нынешним июнем в Санкт-Петербурге. Сторонам была предложена так называемая последняя версия Мадридских принципов. Тогда, напомним, это настолько разъярило азербайджанского президента, что он покинул северную столицу России, отказавшись от участия в Мировом экономическом форуме. Через несколько часов после возвращения Алиева в Баку азербайджанские диверсанты, проникнув на карабахские позиции возле поселка Чайлу, убили четверых армянских бойцов и стольких же ранили. На сей раз азербайджанская военщина решила, видимо, действовать по “опережающему сценарию”: когда главы государств лишь собирались в дорогу, на линии фронта снайпером был застрелен молодой карабахский боец. А в самой Астрахани в день встречи был открыт памятник Гейдару Алиеву, договоренность о чем была достигнута еще год назад. Возможно, приурочив “семейное торжество” к саммиту, азербайджанцы хотели показать, кто тут “заказывает музыку”. Но даже если в городе будет установлено еще десять монументов всем членам алиевского клана, Астрахань намного ближе и роднее армянам, нежели азербайджанцам. Городу в устье Волги недавно стукнуло 450 лет, и почти столько же времени здесь существует армянская община. 300 лет назад была построена церковь Сурб Рипсимэ — первая армянская каменная церковь на российской земле. Ее разрушили в 40-е годы, лихие для всех конфессий. Два года назад на месте церкви установили хачкар, к которому возложил цветы Серж Саргсян. Согласимся, что между трехсотлетним храмом и памятником-новоделом бывшему сотруднику КГБ есть определенная разница…

Итак, векторы событий, формировавших фон нынешней встречи, были разнонаправленными. Однако вопреки многим предсказаниям экспертов и политиков, которые прямо говорили, что не ожидают никаких существенных подвижек в миротворческом процессе, создается впечатление, что какие-то сдвиги произошли. Во-первых, как заявил на итоговой пресс-конференции Дмитрий Медведев, на встрече была принята “специальная декларация, направленная на укрепление мер доверия”. В совместном заявлении по этому поводу сказано, что президенты, подтверждая положения Московского документа 2008 года, “подчеркнули, что урегулирование конфликта политико-дипломатическими средствами требует дальнейших усилий по укреплению режима прекращения огня и мер доверия в военной области. С этой целью президенты… договорились в качестве первого шага безотлагательно провести обмен военнопленными и возвращение тел погибших, …а также руководствоваться этими подходами в будущем исходя из исключительно гуманитарного характера подобных вопросов”. Таким образом, можно констатировать, что в этом вопросе, который давно находится в центре внимания посредников, миротворцам удалось добиться определенного прогресса. Подпись Алиева, разумеется, еще не гарантирует, что азербайджанская сторона будет неукоснительно следовать принципам этого документа. Но и открыто игнорировать договоренность Баку уже поостережется.
Но не это стало главным результатом переговоров. Президент Медведев сделал достаточно сенсационное заявление: “Армения и Азербайджан могут прийти к согласованному решению по принципам урегулирования к саммиту ОБСЕ в начале декабря”. По его словам, хотя “остаются вопросы,.. которые впоследствии должны быть положены в основу мирного договора, но тем не менее мы проделали определенный путь, который дает основание надеяться, что в случае если стороны хорошо поработают в ближайший месяц — а такое поручение мы нашим министрам иностранных дел дадим, — то к моменту проведения саммита ОБСЕ в Казахстане 1-2 декабря мы могли бы выйти на согласованный вариант общих принципов урегулирования”. При этом Медведев подчеркнул, что, по его мнению, “результат может быть достигнут, это внушает определенный умеренный оптимизм”.
В этой связи любопытно выглядят предположения азербайджанского политолога Расима Мусабекова, который еще до встречи в Астрахани предположил, что “будет сделана попытка развить Санкт-Петербургскую инициативу, чтобы сделать ее более или менее приемлемой для Азербайджана”. Этим, кстати, признается, что именно российские предложения (согласованные с остальными сопредседателями Минской группы) и вызвали ярость Ильхама Алиева. Трудно сказать, насколько нынешние договоренности ближе азербайджанской стороне. Но понятно, что посредники взялись за дело достаточно серьезно. И хотя, повторим, многие эксперты “ничего особенного” не ожидали, для серьезных наблюдателей изначально было ясно, что встреча в Астрахани проводится не для “галочки”, а напрямую увязана с подготовкой саммита в Астане. Это, кстати, вовсе не означает, что Мадридские принципы будут скорректированы в пользу Азербайджана. Как отметил известный российский политик и эксперт Константин Затулин, подход глав государств-посредников состоит в том, что Нагорный Карабах и районы “вокруг него” — это не одно и то же и эту разницу они прекрасно видят. “Речь идет о том, что из этих районов исключается Лачинский коридор. Это означает, что судьба Лачинского коридора, как и всего Карабаха, совершенно иная, чем та, которая предлагается для занятых силами Нагорного Карабаха азербайджанских районов. То есть посредники видят разницу, Баку этой разницы не видит, настаивает, что все это — суверенный Азербайджан, иначе быть не может. Но это не прагматично, это может быть доказано только возобновлением войны и победой”. Между тем, как видим, дело все больше идет к реализации “прагматичных” подходов и предложений. Если говорить прямо — к мягкому варианту того, что в дипломатии называют “принуждением к миру”. Конечно, даже если процесс начнется, он будет очень долгим и очень нелегким. Но самый длинный и самый трудный путь к миру лучше, чем война. Если в Астане Баку наконец согласится с предложением о предоставлении НКР переходного статуса, признает власти Арцаха и смирится с тем, что окончательный статус будет решаться в перспективе путем имеющего обязательную силу референдума, принципиальных противоречий не останется. Все остальное, даже острейший вопрос судьбы беженцев, как говорится, дело техники. Это, кстати, полностью относится и к возобновлению армяно-турецкого диалога.
Во второй половине дня президент Серж Саргсян провел переговоры с прибывшими в город на Волге сопредседателями Минской группы ОБСЕ, а вечером с Дмитрием Медведевым совершил поездку на теплоходе по великой русской реке. Легко догадаться, что два лидера при этом обсуждали не только волжские красоты…