Вспоминая сурка Фила

Архив 201009/02/2010

Замириться с турками, похоже, не получается. Что-то из того, что не берется наскоком, с наскоку и не взялось, но дело даже не в этом.

Ереван показал миру, что свою часть пути он не только готов пройти — он ее прошел, в то время как Анкара, желая перехитрить всех на свете, упрямо топчется на месте. Ну и пусть. Дальше и больше того, что сделано, Армения добавлять не собирается, будет ждать ответных шагов и приемлемых предложений. Хотя надежд на то, что срастется и зацветет, честно говоря, мало. Так ситуация видится на расстоянии и на сегодняшний день. Но это не все, что видится.
Оппозиция, расправившая крылья на крутом вираже армяно-турецких переговоров, сильно рассчитывала на просчеты, проколы, а еще лучше, провалы, а власть возьми и все сделай правильно. Теперь же, когда радость обвинять ее в продаже родины тает как снег в Ереване (если бы он был), левоновцы наверняка возьмутся за что-нибудь новое, которое почти всегда плохо забытое старое. И пойдут задушевные разговоры о том, как нехорошо живется простому народу и как хорошо президенту со своими подельниками. (Как будто во времена первого президента Армении все было ровно наоборот.) Будут названы цифры и факты, доказывающие, что в столь сложное для экономики Армении время правительство опять делает не то, а если иной раз и получается, то это против воли, случайно, как снег на голову (если он все-таки в Ереване выпадет).
Как решить вопрос? Ответ на вопрос есть. Он один к одному как комментарий Рональда Рейгана к положению дел внутри Соединенных Штатов: “Спад — это когда работу теряет сосед, кризис — когда работу теряете вы, а выздоровление экономики — когда работу теряет Джимми Картер”. Точно так и у нас: стоит убрать Сержа Саргсяна и растечется по всей Армении безмятежная, сладкая и счастливая жизнь. Всем станет легко и весело жить, исчезнет коррупция и воровство, богатые станут делиться деньгами и хорошими новостями с бедными, а бедные ничем делиться не станут, потому что их вообще не будет.

Автор немного преувеличивает, но, слушая подобные прогнозы, невольно вспоминает сурка Фила. Живет известное всем американцам млекопитающее в городе Панксутони (штат Пенсильвания, США). Каждый год второго февраля его извлекают из норы, чтобы определить, скоро ли придет весна. Если сурок увидит свою тень, нужно ждать еще шесть недель зимы, если нет — весна должна быть ранней. На прошлой неделе Фил вылез из норы и предсказал, что зима в США будет долгой.
Не претендуя на лавры пенсильванского грызуна, тем не менее берусь утверждать, что весна в Армении наступит ровно в календарный срок, принесет много радости, но и некоторое перевозбуждение тоже.
Обострение чисто сезонное — весной раскрываются не только подснежники, но и нерастраченная потенция оппозиции. В принципе это нормально, так оно и должно быть, ничего противоестественного. Если б не опасность, вновь сбив нормальных людей в неуправляемую стаю, свести ее лоб в лоб с полицией.
Властелины толпы хорошо знают ее психологию. Знают, что уверенность в ее безнаказанности тем сильнее, чем многочисленнее толпа. По определению французского социолога Лебона “В толпе дурак, невежда и завистник освобождаются от сознания своего ничтожества и бессилия, заменяющегося у них сознанием грубой силы, преходящей, но безмерной”. Это о толпе.
А вот о властелинах. “Обладая преувеличенными чувствами, толпа способна подчиняться влиянию только таких же преувеличенных чувств. Оратор, желающий увлечь ее, должен злоупотреблять сильными выражениями. Преувеличивать, утверждать, повторять и никогда не пробовать доказывать что-нибудь рассуждениями”. Уточняю: Гюстав Лебон в Ереване не был, на Театральную площадь не ходил и вообще скончался в 1931 году.
О том, что творила толпа на Театральной, и не только там, современники вспоминают по разному: одни — заходясь от восторга, другие — с чувством легкого отвращения. Трудно сказать, откуда в Ереване вдруг вылезло и заполонило улицы такое количество немытых революционеров. Почему им, а не самим ереванцам, было дано решать: какие лозунги правильные, а какие нет? Выходить людям на работу или бастовать? Считать Стамболцяна совестью нации или виртуозом экологических провокаций?
Но тут важно одно, тут должно быть ровно так, как с котлетами и с мухами, которые всегда отдельно. Потому народ должно уважать, слушать и не сметь трогать руками, а чернь мочить, полоскать и по возможности отбеливать. Глядишь, что-то и получится. Особенно в теплую погоду.
Одним словом, весна идет. Но это не всегда означает, что пора сажать.
Москва