Пропорциональные vs мажоритарные мандаты

Архив 201218/02/2012

Состоявшиеся на этой неделе парламентские слушания по вопросу перехода к 100-процентной пропорциональной избирательной системе дали возможность высказаться сторонникам и противникам этой реформы на полную катушку, но при этом оставили всех при своих мнениях.

На самом деле среди представителей политических партий по определению не может быть противников полностью пропорциональной системы, проблема лишь в том, что одни предлагают отложить переход к ней до лучших времен, а другие ратуют за то, чтобы сделать это здесь и сейчас. Разница в подходах основана на том, что на данном этапе мажоритарная система является хорошим подспорьем для сильных партий в обеспечении парламентского большинства.
Принимавший участие в парламентских слушаниях министр юстиции Грайр Товмасян сказал об этом открытым текстом. “Правительство не скрывает, что мажоритарная избирательная система способствует формированию парламентского большинства, она выгодна сильным партиям”, — сказал министр, отмечая на доводы оппонентов о том, что это из-за мажоритарной системы оппозиции никогда не удавалось прийти к власти путем выборов.
По словам Товмасяна, оппозиционные партии просто неконкурентоспособны в мажоритарных округах, так как не имеют сильных представителей в регионах.
“У армянского народа есть одна особенность, все обвиняют всех, но не себя. А может, политические силы сами виновны? Может, оппозиция должна иметь мощных личностей, чтобы бороться и победить по мажоритарной системе”, — заявил Товмасян. В продолжение темы, парируя на замечание о коррупционных рисках мажоритарной системы, заметил: “Что, разве не бывает торгов для вхождения в пропорциональные списки или административные ресурсы не используются в пропорциональной системе? Вспомните, как например, в парламенте в свое время появилась партия “Шамирам”…

В целом, недостатка в аргументах “за” и “против” в процессе слушаний не наблюдалось. И это обстоятельство сделало лишний раз очевидным бессмысленность спора. Ведь на самом деле мировая практика пока еще не доказала, какая из двух избирательных систем лучше. Идеала нет и быть не может. Более того, во многих странах и не задаются этим вопросом, и тем более не увязывают избирательную систему с проблемой обеспечения справедливости выборов, а просто организуют выборы в соответствии с установившимися и опробованными политическими традициями.
Кстати, о традициях — не вообще, а только политических, с которыми у нас, как известно, большой напряг. Именно поэтому нам пока лучше не экспериментировать, а придерживаться золотой середины, сочетая мажоритарную и пропорциональную системы. Правда, тут возникает вопрос о том, что мажоритарникам отводится слишком много мандатов и не мешало бы их сократить. Напомним, что, согласно законодательству, 41 из 131 депутатов избираются по мажоритарной системе.
Вот здесь, возможно, политические партии и могли прийти к консенсусу, если бы проявили сегодняшний энтузиазм чуть раньше, а не впритык к выборам. В этом смысле главный аргумент противников перехода к полностью пропорциональной системе оспорить трудно — выборы на носу и менять “правила игры” в этот период чревато провалом организационных вопросов.
Глава государственно-правовой комиссии Давид Арутюнян отметил, что видит недостатки и в мажоритарной, и в пропорциональной избирательных системах. В частности, самый большой недостаток пропорциональной избирательной системы — “синдром локомотива”, когда на первом и проходных местах партийного списка значатся широко известные общественности люди, иной раз даже не политические деятели, а певцы, любимые актеры и др., но после выборов выясняется, что эти люди отказываются и в НС приходят совсем другие люди.
Еще один убойный аргумент от Арутюняна — это ссылка на то, что именно благодаря пропорциональной системе фашисты пришли к власти в Германии. По его словам, 100-процентная пропорциональная система будет стимулировать диктатуру лидеров внутри партий.
Отметим, что этот процесс в приложении к отечественным партиям и стимулировать не надо, он и так у нас состоялся естественным путем — наш избиратель всегда ориентируется в партиях исключительно по именам их лидеров.
“Без мажоритарной системы избиратель не имеет конкретного представления, кого выбрать, исчезает связь между депутатом и избирателем”, — еще один аргумент в пользу мажоритарной системы и против пропорциональной, когда не граждане, а исключительно партии решают — кому быть депутатом, а кому нет.
Противники мажоритарной системы считают, что она служит для воспроизводства власти, является основой избирательной коррупции, настраивает выдвинутых на местах кандидатов друг против друга, разжигает между ними вражду. На вражду могли бы не ссылаться, этой тактикой предвыборной борьбы не с меньшим успехом пользуются и партии.
Что касается аргумента о том, что мажоритарная система помогает избранным от областей депутатам быть в курсе проблем своих избирателей, то, по мнению Армена Рустамяна (АРФ Дашнакцутюн), эта связь в Армении начинается и заканчивается в момент дачи и получения избирательной взятки. Его коллега по партии, глава фракции АРФД Ваан Ованесян сослался на список, согласно которому большинство депутатов, избранных по мажоритарной системе, не проживает в тех избирательных округах, в которых избиралось, все они давно являются жителями Еревана. “Они не только не живут там, но даже ни разу не появлялись в своих округах”, — заявил он. Напомним, что этим компромат на мажоритарников не исчерпывается. Есть также подсчеты по поводу того, кто из мажоритарников, когда и сколько выступал и выступал ли вообще в процессе своей депутатской деятельности.
“В вопросе отказа от мажоритарной системы мы имеем ситуацию “полный консенсус минус один”, которую создает Республиканская партия”, — заявил Армен Рустамян. Отметим, однако, что присоединившаяся к инициативе об организации слушаний “Процветающая Армения”, хоть и утверждает, что переход к полностью пропорциональной системе значится у нее в программе, но не заявляла о том, что будет голосовать за инициативу парламентской оппозиции. Вице-спикер НС Самвел Баласанян заявил, что в ППА пока не обсуждался вопрос о том, как они будут голосовать, а Наира Зограбян отметила, что по этому вопросу неплохо было бы узнать точку зрения общественности, то есть провести референдум. В любом случае, такая позиция говорит о том, что ППА не станет настаивать на пертурбациях Избирательного кодекса накануне выборов.
Ну а законодательная инициатива партий “Наследие” и АРФ Дашнакцутюн, даже несмотря на отрицательную оценку правительства и профилирующей комиссии, все равно будет обсуждаться на пленарном заседании НС 28 февраля. Напомним, что Регламент НС предоставляет такую возможность оппозиционному меньшинству.