Вреж — стоматолог и полиглот, который никогда не жалуется…

Архив 201426/07/2014

Вреж Даркосян, 36-летний армянин из Алеппо — врач и… полиглот. Хорошо знает пять языков и “немного французский”. А еще он один из тех наших сирийских соотечественников, которые решили связать свою судьбу с Арменией, несмотря на множество возможностей уехать жить в другие страны…

Вреж, как и его два брата и сестра, родился в семье выходцев из Урфы и Полиса (Стамбула). В Алеппо его предки оказались в том самом злосчастном 1915 году. Большая семья жила в известном армянском квартале города — Нор-Гюх. После окончания школы Вреж решил поехать в Ереван и поступить в Государственный медицинский университет, на факультет стоматологии. Что и было сделано. Учился здесь не абы как, а на совесть. В итоге в 2001 году получил красный диплом, о чем вспоминает с гордостью: “Это было для меня честью!”
Одновременно с учебой овладел в Армении немецким языком и уже после возвращения домой поехал на практику в Германию и во Францию. Кстати, помимо армянского, арабского и немецкого, Вреж владеет английским и турецким языками. Вернувшись, стал работать и заодно учиться, приобретя вторую профессию — специалиста по челюстно-лицевой хирургии. “Алеппо является одним из главных центров по челюстно-лицевой хирургии страны. И я очень благодарен моим армянским профессорам, которые еще в период учебы в Ереване сподвигли меня на занятие хирургией”, — вспоминает Вреж.
Так после многих лет учебы и практики Даркосян становится полноценным специалистом, делает сложные операции в ведущих клиниках Алеппо, а также принимает больных уже в собственной клинике…
Спокойная жизнь закончилось в 2011 году — с началом в Сирии гражданской войны. Когда боевые действия сначала приблизились к Алеппо, а затем начались и в самом городе, семья Даркосянов решила покинуть родной город. Братья Врежа — один ювелир, а другой — врач-кардиолог — поехали во Францию и США, а он вместе с родителями решил приехать в Армению. Уезжали так: вначале автобусом до Бейрута, а затем уже самолетом. Автобусная часть поездки была уже тогда небезопасной, но, слава Богу, пронесло, и вся семья благополучно добралась до Еревана.
“Армения всегда меня притягивала, а за годы учебы здесь я очень привык к ней, — вспоминает Вреж Даркосян. — Тогда я не только успел искренне полюбить страну, но и побывать во многих ее примечательных местах”. Более того, он как корреспондент делился своими впечатлениями и фотографиями с читателями одного из армянских журналов Ливана, писал и для ливанской газеты “Арарат”. Одним словом, его возвращение на родину предков было не случайно.
После приезда в августе 2013 года Вреж начал работать в одной из стоматологических клиник Еревана. В короткий период приобрел здесь большую клиентуру, и сейчас во время работы свободных “окон” практически не бывает. Занимается в клинике всем — и лечением зубов, и имплантацией, и даже делает небольшие челюстно-лицевые операции. Только серьезными операциями, требующими больничных условий, пока не занимается — присматривается к здешним медицинским центрам и существующим в них условиям. Впрочем, судя по всему, и за этим дело не станет, тем более что его педагоги-врачи из Медицинского хорошо помнят его. “Просто нужно время — осмотреться, себя показать. В себе я абсолютно уверен, и у меня есть горячее желание быть полезным родине, использовать на благо людей весь мой немалый опыт, приобретенный в Сирии”, — подчеркивает Вреж Даркосян.
О политике, войне в Сирии Вреж старается не думать: времени не хватает, да и подсознание отторгает, но, конечно же, мечтает о том, чтобы все там как можно быстрее успокоилось. Тем более что в Алеппо до сих пор живет немало его родственников и соотечественников. Там же остался и дом Даркосянов.
Сейчас Вреж живет вместе со своей семьей в съемной квартире в Ереване. Хотел бы, конечно, если получится проект застройки квартала для сирийских армян в Аштараке, поселиться там, вместе со своими земляками. Но в этом деле пока вроде нет подвижек. Многие из сирийских армян, приехавших в Армению, затем покинули страну. Причины, толкающие их к отъезду, самые разные: экономическая ситуация, другой менталитет, климат и много еще чего. Однако знакомые Врежа в основном остались здесь. Среди них обладатели самых разных профессий — и врачи, и парикмахеры, и кулинары, и портные…
Вообще, по словам Даркосяна, в Сирии, в частности в Алеппо, который является, как известно, центром сирийского армянства, армяне занимали в основном ниши ремесленников и интеллигенции. Больше всего было армян-ювелиров и автомехаников. Сейчас из прежней численности армян в Сирии примерно в 150 тысяч человек осталось, наверное, чуть больше половины.
Когда он сравнивает жизнь в довоенной Сирии и здесь, более всего его неприятно удивляет здешняя дороговизна: продукты питания в Армении раза в три дороже, одним словом, жизнь здесь намного дороже. Тем не менее Вреж не жалуется. Причем не жалуется ни на что…
Здесь следует сделать одно “лирическое” отступление и сказать, что это — отсутствие жалоб — для нас, жителей Армении, привыкшим слышать их каждый день отовсюду, может даже показаться странным, тем более что жизнь на самом деле в сегодняшней Армении для многих не сладкая. И встретить на этом фоне человека, который, будучи по сути беженцем, не плачется, а говорит о той пользе, которую он хотел бы принести Родине, дорогого стоит.
Слава Богу, что власти хотя бы в некоторых вопросах проявляют гибкость со знаком плюс. Во всяком случае после обращения за гражданством Вреж и члены его семьи стали гражданами Армении довольно быстро — в течение пяти месяцев…
У Врежа Даркосяна есть много планов и желаний, и все они связаны с Арменией — это и нахождение себя здесь как специалиста, и создание семьи, и еще много чего. Но более всего он хочет, чтобы Армения была настолько сильной экономически и политически, чтобы люди не покидали ее и чтобы все армяне мира чувствовали бы свою связь с ней. 
Карен АРЗУМАНЯН express.am