Время складывать мандаты?

Архив 200910/09/2009

Практически одновременные отказы от депутатских мандатов лидера “Наследия” Раффи Ованнисяна и недавно вышедшего из подполья предпринимателя Хачатура Сукиасяна произошли хоть и по разным, но одинаково туманным причинам.

В условиях нулевой видимости обе отставки просто не могли не обрасти слухами и предположениями.
Судя по заявлению, которое экс-депутат НС Хачатур Сукиасян представил общественности, причина его отказа от мандата в том, что он в глубокой обиде на коллег, давших в свое время добро на его арест. “Мне больше нечего делать в этом парламенте”, — заявил Сукиасян, высказав уверенность, что его избиратели только поприветствуют этот шаг. Откуда такая уверенность, сказать сложно. Организованный в родном округе праздничный фейерверк, устроенный по случаю его освобождения под подписку о невыезде, еще не дает поводов утверждать, что избиратели готовы радостно принести свои интересы в жертву на алтарь личных обид Сукиасяна. Было бы странным полагать, что, командировав Сукиасяна в парламент, они рассчитывали на то, что практически весь первый год из отпущенного мандатом срока он посвятит избирательной кампании Тер-Петросяна, последующие 18 месяцев будет находиться в бегах, после чего и вовсе откажется работать, обвинив коллег в “беспринципности”.
Невнятные объяснения экс-депутата, как и следовало ожидать, создали почву для вопросов и предположений. “Почему это к Сукиасяну было проявлено снисхождение и он был освобожден под подписку о невыезде, в то время как сдавшегося раньше него Никола Пашиняна арестовали, а Сасуна Микаэляна осудили на 8 лет?” — задалась вопросом одна из оппозиционных газет, предположив, что “Грзо, видимо, продался властям”. Оставив обоснование этой версии ее авторам, позволим себе заметить, что у следствия, видимо, были основания дифференцировать степень причастности вышеозначенных деятелей к организации мартовских беспорядков. На этом фоне отказ Сукиасяна от мандата тем более ничем не мотивирован. К примеру, его коллега по несчастью, депутат НС Акоп Акопян, освобожденный по амнистии, должно быть, не в меньшей степени обижен на коллег, однако не считает это поводом для отказа от мандата, полученного, как и в случае с Сукиасяном, в мажоритарном округе.
Напомним, что, выйдя из подполья и отпраздновав освобождение из-под ареста со своими сторонниками из АНК, Сукиасян заверил, что намерен продолжить борьбу за справедливость, однако на следующий день вдруг отказался от мандата, который обеспечивал ему как минимум громкую трибуну для обещанной борьбы. Или подобная трибуна ему вовсе не нужна и его борьба ограничится, как и раньше, вложением капиталов в кассу АНК? При условии, конечно, что власти предержащие закроют на это глаза. Впрочем, Сукиасян не раз доказывал свое умение оставаться на плаву, остается надеяться, что при этом он не даст утонуть и своим избирателям. В конце концов, они могут ему еще не раз пригодиться…

С отказом от мандата лидера “Наследия” Раффи Ованнисяна все гораздо сложнее. “Отставка обусловлена личными мотивами, связанными с рядом национальных, принципиальных проблем” — такова на данный момент представленная прессе формулировка, которая в силу своей обтекаемости мало что проясняет по поводу истинных причин отказа. Надо полагать, заверчена она столь круто не без умысла, чтобы дать Ованнисяну собраться с мыслями и членораздельно объяснить, почему депутатский мандат стал угрожать его личным и тем более национальным интересам. Ну а поскольку комментарий самого Ованнисяна задерживается, ситуация активно домысливается. Главная версия заключается в том, что истинной причиной демарша лидера “Наследия” стал внутрипартийный скандал. На этой версии настаивают представители АНК и поддерживающая конгресс пресса, опубликовавшая статью о партийном скандале годичной давности. Согласно публикации, во время последнего пленума “Наследия”, состоявшегося в июле 2008 года, результаты голосования по составу правления были подтасованы. К подтасовкам якобы причастны пресс-секретарь партии Овсеп Хуршудян и нынешний глава партийной фракции Армен Мартиросян. Комментируя вчера эту информацию, Степан Сафарян не стал отрицать того, что скандал был, но внес некоторые поправки по поводу его участников. В его интерпретации попытки фальсификации были осуществлены членами партии, действовавшими в интересах тер-петросяновского конгресса, а Мартиросян и Хуршудян, наоборот, поймали засланцев за руку. Таким образом, согласно Сафаряну, за публикацией стоит конгресс, заинтересованный в дискредитации партии и ее лидера. “Вы напрасно думаете, что публикация направлена против Хуршудяна и Мартиросяна. Она имеет целью обесценить шаг Раффи Ованнисяна”, — заявил Сафарян.
Отметим, что уход Ованнисяна с партдолжностей действительно начался после указанного пленума, когда лидер “Наследия” внезапно перестал возглавлять правление, уступив этот пост Анаит Бахшян, потом вдруг отказался от руководства фракцией в пользу Армена Мартиросяна, после чего хлопнул дверью в ПАСЕ, командировав туда Заруи Постанджян. Все эти рокировки объяснялись триумфом внутрипартийной демократии в “Наследии” и недостатком демократии в ПАСЕ, а также принципом ротации руководящих кадров, который свято чтут в партии. На самом деле получается, что Ованнисян просто постепенно уходил из партии, спуская скандал на тормозах. И в этом смысле версия о запланированном уходе выглядит вполне обоснованно.
Завершающим аккордом стал отказ от мандата. Армяно-турецкие протоколы послужили для этого вполне подходящим, а главное — громким поводом для того, чтобы обеспечить Ованнисяну личные политические дивиденды национального звучания. “Ованнисян ушел из парламента, а не из политики”, — заверяет Степан Сафарян, который считает НС болотом, недостойным их лидера. Сафарян и сам бы рад уйти из НС, но, как он признался в порыве самокритики, вне стен парламента его политическая значимость не сравнима с Ованнисяном. Что ж, Ованнисян, возможно, с уходом из НС и повышает свою политическую значимость, а вот что будет с “Наследием” — большой вопрос. К тому же АНК никогда не скрывал своего раздражения попытками этой партии сохранить свою самостоятельность.
Главный вопрос, который задают сегодня членам “Наследия”, — намерена ли фракция последовать примеру своего партлидера? Ответ однозначно отрицательный — “Наследие” уходить из парламента не собирается, поскольку на данный счет еще в конце 2008 года было принято партийное решение о нецелесообразности подобного шага. Другое дело, что отдельные члены захотят последовать за Ованнисяном в индивидуальном порядке, тогда путь открыт. Но пока желающих не наблюдается, даже несмотря на то что, как утверждает Сафарян, “парламент — это такое ужасное болото”…
Тамара ОВНАТАНЯН