Врачи, спасайте… или спасайте врачей

Архив 201130/06/2011

Смерть 65-летнего врача гюмрийской “Скорой помощи” Ашота Григоряна можно отнести к ряду наиболее вопиющих инцидентов последних нескольких месяцев: взрыв в маршрутке, неправильно прооперированный пациент, смерть от лидокаина матери четверых детей. Теперь еще и это… Какие бы претензии мы не предъявляли бы сегодня медработникам, тем не менее непонятно, что такого мог сделать рядовой врач “скорой”, за что его нужно было так зверски избивать.
Впрочем, с мотивами столь, мягко говоря, неадекватного поведения 28-летнего сына пациента разбираются следственные органы. Мы лишь напомним, что, после того как в “Скорую” поступил вызов, ее сотрудники выехали на место. Врачей встретил сын больного, который, по некоторым сведениям, находился в нетрезвом состоянии. Он-то и накинулся на пожилого доктора — сначала с кулаками, а потом и вовсе принялся избивать его ногами. Даже несмотря на это, врач все же занялся своими прямыми обязанностями — осмотрел пациента, назначил лечение, после чего вернулся домой и скончался.
“Все медицинское сообщество, каждый гражданин нашей страны строго осуждают это варварство. Несмотря на бесчеловечное поведение родственника больного, врач Ашот Григорян, оставшись верным врачебной клятве, продолжил оказывать должную медпомощь больному, отмечается в заявлении министра здравоохранения Арутюна Кушкяна, который также обратился с просьбой ко всем правоохранительным органам со всей строгостью подойти к этому “вопиющему явлению”. “Считаю, что совместно с правоохранительными органами необходимо разработать систему, которая позволит медицинским работникам в Армении чувствовать себя защищенными”.
Удастся ли действительно придумать такую схему защиты или, как это часто бывает, дело дальше разговоров не пойдет? В любом случае тем же правоохранительным органам, пожалуй, стоит быть бдительней на местах, а именно — в конкретных общинах. Ведь не секрет, что в любой из них проживают как минимум несколько проблемных граждан с сомнительным прошлым и не менее сомнительным будущим, а также психически неуравновешенных, алкоголиков, наркоманов, которым в состоянии аффекта ничего не стоит не то что избить, но и пырнуть ни за что ни про что ножом. Почему бы если не следить, то хотя бы не наблюдать за ними, просчитывая возможные риски для остальных, вынужденных делить с ними пространство людей?
Но это так. Идея, которую, возможно, возьмут на заметку соответствующие ведомства. А может, и нет… В любом случае вчера в беседе с корр “НВ” директор ЗАО “Скорая помощь города Еревана” Тагуи СТЕПАНЯН рассказала, что случаи некорректного, а порой и вовсе хамского обращения с медперсоналом “Скорой” — не редкость.
— Бывает, наших сотрудников и оскорбляют, и с кулаками лезут, и в больницу приходят двери-окна ломать. Мы, конечно, рапортуем куда следует, однако в первую очередь сами пациенты и их родственники должны осознать, что такое поведение недопустимо. Ведь на то она и “Скорая помощь” — то звено в системе медобслуживания, которое приходит на помощь людям в первую очередь. Да и вообще профессия сотрудника “скорой помощи” сама по себе экстремальная, ведь приходится ездить на вызов к людям разным, начиная от наркоманов и алкоголиков, заканчивая психически больными.
— Может, это потому, что отношение к врачам в последнее время оставляет желать лучшего?
— Есть такой момент, конечно… Но при том, что столько говорится о неподобающем поведении медработников, нет ни слова о том, как нелегко на самом деле приходится нашему брату. Элементарно, машины “скорой помощи” зачастую не пропускают вперед, даже несмотря на сирены и сигналы. Разве так можно? Нужно же понимать, что врачи спешат на помощь и дорога каждая секунда… Введенные в эксплуатацию новенькие реанимобили, видимо, внушают больше уважения, к ним отношение на дорогах вроде бы получше, но и то не всегда…
— С другой стороны, ведь и сами врачи немало постарались для того, чтобы их имидж снизился. Взять хотя бы то обстоятельство, что во время вызова принято давать врачу на лапу, и оправдывается это в основном тем, что, мол, заработок низкий.
— Работник “Скорой” получает от 120 до 127 тысяч — в месяц это от 6 до 8 вызовов по 17 тысяч драмов за каждый. Мы, конечно, следим за тем, чтобы злоупотреблений не было вовсе, хотя, как говорится, в семье не без урода. В случае жалоб от пациентов принимаем все необходимые меры вплоть до увольнения из структуры. В то же время стараемся быть осторожными, чтобы оградить наш персонал от наговоров, кляуз и инцидентов наподобие того, что случился в Гюмри. Тем не менее считаю, что вопрос защиты медработников требует более серьезного рассмотрения — возможно, на государственном уровне…