Возвращение блудного гюмрийца домой

Архив 201004/12/2010

В конце 2005 года 27-летний гюмриец Айк М. уехал на заработки в Якутск с тем, чтобы заработать денег на благоустроенную квартиру. Жить во времянке, наспех сколоченной отцом после землетрясения, да еще с женой и двумя детьми, стало невмоготу. Планировал провести на чужбине год, но жизнь, что называется, внесла свои коррективы.

Вместе с тремя земляками-гастарбайтерами Айку, потомственному каменщику, без особого труда удалось найти работу на стройке. Все бы хорошо, если б не случайное знакомство с местной красавицей — якуткой по имени Таня. Очень скоро взаимная симпатия переросла во всепоглощающую страсть. Ежедневно после работы влюбленный гюмриец спешил на свидание к своей возлюбленной. Миловидная девушка с экзотической внешностью настолько сильно овладела его мыслями и чувствами, что жена Мариам и дети стали казаться “чем-то очень далеким, эфемерным”. Свое 32-летие Айк решил отпраздновать в ресторане. В самый разгар веселья в помещение ворвалась группа крепких ребят и прямиком направилась к столику, за которым сидели Айк с Таней, и четверо корешей со стройки. Один из парней, подойдя вплотную к Айку, ударил в челюсть. Началась потасовка, которая продолжалась также за пределами кафе. Обидчик Айка, как оказалось позже, был бывшим ухажером Тани. Узнав о связи своей экс-возлюбленной с кавказцем, решил расквитаться с ним. Силы оказались неравными — двенадцать против пятерых. Более всех досталось Айку: с многочисленными переломами и ушибами оказался на больничной койке, где провел более месяца. Все это время, по словам Айка, Таня не отходила от него ни на шаг — заботилась, кормила с ложечки… Выписавшись, Айк вдруг сильно загрустил, затосковал по дому, родным. “Что-то щелкнуло в моей голове, — признается он и добавляет: — Всеми силами пытался заглушить в себе нахлынувшие чувства, боялся обидеть Таню, которая натерпелась со мной. Но однажды не выдержал. Еду домой — сказал как отрезал. Без жены, без детей мне нет жизни”. В конце ноября Айк наконец вернулся в Гюмри. При виде мужа Мариам, потерявшая всякую надежду свидеться с ним, пустилась в рев, причитая “вернулся, вернулся…” Больших денег бывший гастарбайтер с собой не привез — большая часть заработанного уходила на подарки Тане. Так что в ближайшее время семье по-прежнему придется ютиться в “домике”. Впрочем, Айк не сетует: заработаю, говорит, руки-ноги на месте. Главное — “вся дурь из головы выветрилась”.