Возможности Специальной следственной службы ограниченны, но раскрывать громкие преступления все же удается

Архив 201030/01/2010

 

 

Для Специальной следственной службы РА 2009 год был напряженным. В поле зрения ведомства попали 198 уголовных дел, из коих 69 носили “коррупционный характер”. Причем на главных ролях в этих уголовных историях оказались сотрудники армянской полиции, министерств и судов.

Вот весьма занимательная статистика, вычлененная мною из годового отчета этого ведомства. Сумма нанесенного ущерба, фигурирующая в материалах трех самых громких уголовных дел с участием известных должностных лиц, составляет более 212 миллионов драмов. Из них 162 миллиона на совести сотрудника Комитета по госдоходам при Правительстве, старшего оперуполномоченного отдела “Арабкир-1” Овика Ованнисяна. Напомним, он обвиняется в хищении в особо крупных размерах и использовании фальшивых документов. А именно — в 2007-2008 годах этот человек занимался незаконным предпринимательством. Со счета частного предпринимателя Гарника Саргсяна (своего тестя) он получал крупные суммы по подложным банковским чекам. В своей деятельности Ованнисян также использовал ложное свидетельство о смерти Г.Саргсяна. В отчете значится, что сумма в 162 млн драмов набежала не только в результате самого хищения, но и в итоге накопления не уплаченных в госказну налогов. В качестве компенсации этого ущерба в дальнейшем было конфисковано все имущество (недвижимость, автомобили) обвиняемого.
А вот у бывшего сотрудника Центрального отделения полиции РА Закара Закаряна, “заграбаставшего” около 40 миллионов драмов, взять оказалось нечего. Майор, которого обвиняли в мошенничестве, а именно — в злоупотреблении доверием людей и присваивании их имущества (преимущественно автомобилей), на бумагах оказался нищим. Ни домов, ни машин, ни денежных средств на его счету не оказалось, а посему компенсировать ущерб путем конфискации имущества в этом случае отечественной судебной системе не удалось.
Точно такой же расклад обнаружился в деле другого полицейского — Ерема Месропяна. В его уголовном деле фигурировала сумма в 11,5 миллиона драмов. Будучи сотрудником службы охраны Ереванского метрополитена, он регулярно собирал дань с “подведомственных” ему ларьков якобы за обеспечение их безопасности в ночное время суток. После ареста денежек на счету этого человека также не оказалось. Такой “облом” Специальная следственная служба объясняет тем, что в их ведомство уголовные дела Закаряна и Месропяна поступили на рассмотрение с большим опозданием и преступники имели время замести следы.
Проанализировав ситуацию с этими, а также со многими другими уголовными делами, поступающими в их распоряжение, Специальная следственная служба в своем отчете делает выводы. Например, о том, что следствия по коррупционным делам не всегда ведутся с должной глубиной и серьезностью или что в профилактике и раскрытии подобных преступлений не налажено тесное сотрудничество с другими правоохранительными органами. Более того, роль этого ведомства довольно ограниченна, так как оно как следственный орган осуществляет только предварительное следствие и не имеет полномочий для оперативно-розыскной деятельности… Впрочем, все это не помешало за отчетный период отправить в суд 71 уголовное дело. Кстати, из 125 человек, попавших на скамью подсудимых, 61 являлись представителями судебно-правовых органов.