Вослед овцам в ИРИ отправятся бычки?

Архив 201029/01/2010

Не успел министр сельского хозяйства Герасим Алавердян озвучить намерение экспортировать из страны крупный рогатый скот, как цены на говядину устремились вверх.

Вчера в мясном пассаже у “Армянского базара” килограмм реализовывался минимум за 1700 драмов. Отменная же мякоть шла уже за 2500 драмов. По словам реализаторов, килограмм подорожал на 100-150 драмов. Наценка имела место с начала января, по словам торговцев, исключительно из-за дефицита товара.
Скотоводы решили воздержаться от забоя, придержав скот для экспортеров. А заодно и дождавшись роста цен на местном рынке, дабы реализовать товар с максимальной выгодой. Что небезосновательно. Как заявил министр Герасим Алавердян, “на данный момент уже получена заявка со стороны службы пищевой безопасности Ирана, с которой ведутся переговоры о качестве, цене и объемах поставок”. Стало быть, в перспективе возможность заработать неплохие деньги. Тому пример — массовый экспорт овец в ИРИ. По оценке специалистов, фермеры наваривают ныне вдвое больше прежнего. Ведь теперь овцы уходят непосредственно иранцам. Ранее же скупщики-езиды принимали товар по смехотворно низким ценам — за 7-8 тысяч драмов и перепродавали уже за 15-20 тысяч драмов. Но с учетом активизации иранских купцов уже к концу прошлого года на “кучерявый” товар установились кучерявые цены: за овцу наши фермеры просили порядка 100 долларов. В итоге только за 2009 год в соседнюю страну уехало порядка 117 тысяч голов ягнят и непригодных к репродукции овец! Это, по сути, одна шестая общего поголовья — на сегодня в стране, со слов Алавердяна, осталось порядка 550 тысяч голов.
Сокращение поголовья, разумеется, привело к дороговизне на местном рынке — цена на килограмм баранины практически сравнялась со свининой и составляет 2000-2300 драмов. Ягнятина и вовсе золотая — килограмм предлагается за 3500-4000 драмов. Стало быть, возможное дальнейшее сокращение крупного рогатого скота выльется в ту же ситуацию? По словам начальника управления животноводства и племенного дела Минсельхоза Ашота Ованесяна, речь может пойти максимум о 150 драмах наценки. Но лишь в случае если экспорт будет-таки налажен. В чем у собеседника пока есть сомнения. Конкретных договоренностей о поставках еще нет. Да и в последнее время цены на говядину выросли. В связи с чем, по мнению Ованесяна, бизнес для деловых людей из Ирана стал менее привлекательным. Другое дело баранина: даже после взлета цен до 100 долларов импорт в ИРИ оставался выгодным, поскольку одна овца предлагалась там за 300 баксов. Что до “крупного поголовья”, то тут интерес может упасть, в том числе и у армянских фермеров. В 2009-м оптовая цена на килограмм равнялась 1450 драмам. И при цене за вес живой буренки в 2000 драмов разница составляла 550-600 драмов — выгоднее было отдавать мычащую буренку иноземному купцу, нежели переправлять ее до столичного базара. Ныне же оптовые расценки взметнулись до 1650-1700 драмов, и иметь дело лишь с экспортерами из-за каких-то 300 драмов особого интереса не представляет.
Но, с другой стороны, скотоводам все же выгоднее сбывать скотину живьем, без мороки на предмет забоя, доставки до столичного базара, оформления у ветеринара и прочих нюансов. Так что желающих сбагрить своих “буренок” в случае организованного закупа “крупняка”, думается, все же будет немало. И тогда возникнет проблема: мычащее поголовье в отличие от свиного и даже бараньего, приносящего потомство два раза в год, одаривает хозяина единожды, да и плодовитостью не отличается. Так что воспроизводить поголовье станет непросто. Мясники уже сейчас уверены — наступит день, когда внутренний рынок лишится говядины. Что для нашей нации мясоедов станет настоящей катастрофой. Старшее поколение, со слов торговцев, не жалует ни баранину, ни свинину. Единственной альтернативой, поясняют мясники, может стать разве что замороженное мясо бизона, импортируемое из Индии. Но от цен на “бизона”, как говорится, волосы становятся “биз-биз” — кило предлагается за 1400-1500 драмов.
Приверженность нации к говядине подтвердили и в Минсельхозе: из 100 килограммов мяса, реализуемого отечественными мясниками, 60 кило составляет говядина, 30 свинина и лишь 10 баранина. Тем не менее в министерстве полагают, что избежать проблемы удастся. Ованесян, в частности, предполагает, что в случае налаживания поставок в ИРИ стартует госпрограмма, нацеленная на увеличение исключительно мясного поголовья коров. Пока же в Минсельхозе всерьез подумывают о восполнении овечьих стад. Собеседник не исключает, что уже в текущем году в рамках соответствующей программы будет импортировано поголовье чисто мясных пород европейских овец. Но это обрадует не столько отечественного потребителя, крайне мало вкушающего баранину, сколько фермеров, нацеленных на экспорт. Благо чудо-овечки растут не по дням, а по часам. И если наша овца набирает 40 килограммов лишь к 10-11 месяцам, то иноземная обзаводится этим весом уже спустя 5 месяцев!
Что касается пополнения коровьего поголовья мясными породами, то пока в рамках собственного хозяйства этим заняты лишь в “Арзни”. В прошлом году “арзнийцы” исключительно за свой счет завезли из Европы немало нетелей лучших европейских мясных пород и уже получили приплод. Более того, стартовал процесс скрещивания закордонных особей с местными. Но очевидно, что импорт крупняка в рамках одного фермерского хозяйства — это капля в море. Из 338 тысяч фермерских хозяйств страны в 200 тысячах заняты скотоводством. Многие из них далеко не столь крупного размаха, как “Арзни”. Мелким без финподдержки на госуровне не обойтись. Вот только удастся ли ее оказать, и не превысит ли поток вывозимого из страны “крупняка” поток инвестиций, способных поддерживать прежний уровень мясопроизводства? Вопрос, над которым в Минсельхозе, думается, должны задуматься прежде, чем организовывать крупномасштабный вывоз крупнорогатого поголовья. Иначе всем нам только и останется, как уповать на бизонью “заморозку”…