Войны не будет никогда?

Архив 200911/07/2009

Посредники надеются на перелом в процессе миротворчества
Визитом в Баку завершился очередной визит в наш регион сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. В столицах противоборствующих стран дипломаты обсуждали подготовку очередной встречи между президентами Армении и Азербайджана, которая должна, по предварительной информации, состояться в Москве 17 июля.

По словам представителя США Мэтью Брайзы, сопредседатели надеются на определенный перелом в ходе предстоящих московских переговоров. По его словам, “судя по настроению, которое мы почувствовали в Армении, и по недавним выступлениям президента Алиева, могу сказать, что есть надежда на подписание рамочного соглашения”, — заявил он. Соответствующие “настроения” г-н Брайза, в частности, уловил в недавних высказываниях президента Алиева. Как заметил американский дипломат, они представляют собой “прогресс”, поскольку, если сравнить слова азербайджанского лидера с его прошлыми заявлениями, “заметим изменение тона”. Если мистер Брайза имел в виду нашумевшее интервью Ильхама Алиева российскому телеканалу “Вести” относительно некоторых элементов технологии урегулирования конфликта, то со своей стороны скажем, что речь идет не только об “изменении тона”. Все намного глубже.
У нас это интервью удостоилось диаметрально противоположных оценок. Некоторым наблюдателям крайне не понравилось, что г-н Алиев заговорил о возможности вывода подразделений карабахской Армии обороны из пяти районов, относящихся к зоне безопасности. По словам президента Азербайджана, “речь идет о поэтапном выводе армянских войск с оккупированных территорий за пределами Нагорного Карабаха. На первом этапе, сразу же после подписания соглашений, осуществляется вывод из пяти районов. Из двух районов, которые как бы находятся между Арменией и Нагорным Карабахом — Кельбаджарский и Лачинский районы, — с учетом географии этих районов, предполагается обеспечить вывод армянских сил через пять лет после вступления в силу соглашения. Мы считаем, что это компромиссный срок. Наверное, необходимо в той зоне обеспечить больше мер безопасности с тем, чтобы ни у кого сомнений не было в миролюбивом характере обеих сторон. Что касается вопроса статуса Нагорного Карабаха, на первом этапе может быть согласован механизм временного статуса, а вопрос об окончательном статусе будет решен тогда, когда стороны об этом договорятся. Это может быть и через год, может быть через 10 лет, может быть, через 100 лет, а может быть, никогда. Это покажет время”.
Хорошо это или плохо с чисто военной точки зрения — решать специалистам. Скажем, командующий Армией обороны НКР генерал-лейтенант Мовсес Акопян полагает, что это невыгодный расклад, поскольку в таком случае уязвимость республики возрастает. По его словам, линия гарантий безопасности пролегает не в районе Лачина, а проходит по берегу реки Кура. Так это или нет — судить не дилетантам. Политический аспект высказываний г-на Алиева также удостоился ряда резких критических замечаний, поскольку, по мнению некоторых наших аналитиков, статус Карабаха уже давно определен и никакому обсуждению не подлежит — ни сегодня, ни в будущем. Последняя точка зрения вполне понятна и достаточно распространена. Думается, однако, что соглашение, которое готовится с участием двух сторон и к выработке которого на определенном этапе неизбежно будет подключена третья сторона в лице Степанакерта (иначе никакие договоренности не достижимы), не может в той или иной мере не учитывать интересы всех участников переговорного процесса. По существу, речь сегодня идет именно о том, в какой степени эти интересы будут учтены. Опыт показывает, что в той, когда каждая из сторон будет убеждена, что достигла максимально для себя возможного. И вот в этой связи высказывания президента Азербайджана относительно статуса НКР представляются весьма для нас примечательными.
Вспомним, что все последние годы Ильхам Алиев неоднократно угрожал “решить вопрос” силой. Милитаристские заявления как самого президента Азербайджана, так и политиков из его ближнего окружения стали притчей во языцах. Понятно, что делались они в основном для “внутреннего потребления”, однако не только в Ереване, но и в столицах стран — посредников Минской группы ОБСЕ такие высказывания вызывали крайне негативную реакцию, поскольку никак не способствовали прогрессу в деле миротворчества. Теперь же получается, что вектор азербайджанских подходов полностью изменился. И дело не в том, на какой именно срок будет отложено решение “окончательного статуса” НКР. Г-н Алиев, как видим, допускает, что навсегда. То есть сложившаяся де-факто ситуация будет сохраняться. Это означает, что Азербайджан отказывается от самой идеи военного реванша. И уже одно это является значительным успехом армянской политики. По большому счету статус-кво устраивает и Степанакерт, и уж тем более Ереван. Официальный Баку может сколько угодно твердить о том, что территориальная целостность Азербайджана ни у кого сомнений не вызывает, о том же могут говорить посредники. Реальное положение от этого не меняется — Карабах свободен, независим и укрепляет свою государственность. Конечно, лучше, если эта независимость будет признана де-юре. Но если в обозримой перспективе это маловероятно, то ничего страшного. Свободному развитию края, безопасности его населения данный факт не препятствует. Напротив, развитие, несомненно, ускорится, поскольку достижение соглашения предполагает деблокаду границ и активизацию экономического сотрудничества в регионе. Другое дело — проблема безопасности. Распространено мнение, что тут мы будем в проигрыше, поскольку “турецко-азербайджанская дипломатия очень хитра, и нас непременно обманут”. Обмануть захотят, это уж обязательно. Только стоит ли заведомо считать себя глупее партнеров по переговорам? Никто не призывает принимать всякие обещания за чистую монету и выстраивать на этом основании свою политику. Наоборот, надо постараться быть проницательнее и хитрее. И, разумеется, любые договоренности должны быть обставлены “железобетонными” юридическими гарантиями — со стороны стран-посредников и Еревана. В таких условиях переговоры о статусе и впрямь могут длиться очень и очень долго. А это, заметим, выбивает из рук Баку его основной козырь — опережающее, по сравнению с Арменией, экономическое развитие. Не говоря уже о том, что отказ от применения силы сам по себе может в перспективе позитивно отразиться на ходе дальнейших переговоров.
Кстати, высказывания Ильхама Алиева, кажется, вызвали в Баку некоторый переполох. “Это ненормально, что часть Азербайджана остается без статуса”, — заявил министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров. Думается, глава государства доходчиво объяснит г-ну министру, что неприлично дезавуировать высказывания начальства. В комментариях бакинской газеты “Зеркало” говорится, что “факторы, поддерживающие состояние конфликта, до сих пор преобладают. Главная помеха урегулированию — диаметрально расходящиеся представления в Армении и Азербайджане о справедливом решении проблемы. Ни лидеры двух стран, ни народы, судя по многим признакам, не готовы к компромиссам”. Именно поэтому вопрос о статусе откладывается на далекое будущее, если не навсегда. Повторим — в сочетании с фактическим отказом азербайджанской стороны от угроз применения силы это является значительным, возможно, максимально возможным на данном этапе достижением армянской стороны.
Армен ХАНБАБЯН