Война против Ирана будет в американо-арабском исполнении?

Архив 201219/01/2012

Как сообщалось, США перебрасывают в район Персидского залива две авианосные ударные группы в дополнение к уже имеющейся группировке в этом регионе. В свою очередь Иран демонстрирует решительность отразить любую агрессию. Иностранные эксперты оживленно комментируют возможные сценарии развития событий. Свое мнение высказал и известный российский эксперт Максим Калашников.

“Зачем оккупировать весь Иран?” — задается вопросом Калашников. Иранцы смогли освоить ракетные технологии и движутся к овладению ядерным оружием (технологический уровень полувековой давности), но они пока еще не могут производить сильные системы ПВО и современную боевую авиацию. У иранцев на вооружении стоят еще “фантомы” и “томкэты” 1970-х годов. А это значит, что страна плохо защищена от современного высокотехнологического натиска с воздуха, от ударов технически передовой авиации и крылатых ракет. Иранцам нечего противопоставить рейдам бомбардировщиков-”стелс”. А значит, гипотетическая воздушная кампания против него в исполнении США и Израиля может увенчаться успехом. Нападениями с воздуха можно разгромить и ПВО, и ядерные объекты, и энергетику, и транспорт Ирана, обездвижив его войска и вызвав экономический коллапс.
При этом Максим Калашников указывает на самую “уязвимую точку Ирана”. Она “сосредоточена в провинции Хузестан (с центром в миллионном городе Ахвазе), населенной в основном арабами-шиитами. Означенная провинция примыкает к северной оконечности Персидского залива и к самому южному участку ирано-иракской границы. Не зря при Саддаме Хусейне в Ираке этот регион называли Арабистаном. Именно эту провинцию Хусейн и пытался захватить в 1980 году, что привело к кровавой ирано-иракской войне 1980-1988 годов”.
Хузестан — экономическое сердце Ирана. По словам губернатора провинции Саида Джафара Ходжази, в Хузестане ежегодно производится 12 млн тонн различной сельскохозяйственной продукции, добывается 86 процентов производимой в стране сырой нефти, выплавляется 7 млн тонн стали и производится 14 млн тонн нефтехимической продукции.
Хузестан отделяется от прочего Ирана горами Загрос, через которые связь с остальной страной идет всего через несколько перевалов. Гораздо легче, отмечает Калашников, захватить эту провинцию, нежели пол-Ирана. Благо у американцев уже есть плацдарм в соседнем Ираке, от Басры до Ахваза гораздо ближе, чем от Тегерана до столицы провинции. Передвижение иранских войск в этот район возможно пресечь ударами с воздуха. При этом американцам не нужно захватывать и сохранять в целости местную углеводородную промышленность: достаточно не дать ей работать и питать доходами экономику Ирана. Оккупация Хузестана (с опорой на местных арабских сепаратистов) оставит Тегеран и без твердой валюты, и без горюче-смазочных материалов, да и без изрядной толики продовольствия”.
Максим Калашников оговаривается, что “сейчас такая операция для США рискованна и накладна экономически. Но развитие кризиса в самой Америке способно толкнуть янки на отчаянный шаг. Ибо у них просто не останется иного выхода”.
У американцев, отмечает эксперт, в операции против Ирана “могут появиться и союзники: Саудовская Аравия и Египет, ненавидящие Иран”. По его информации, в ходе совместных секретных маневров саудовской и египетской армий “Табук-2”, которые прошли в ноябре 2010 года, отработаны операции вторжения в глубокий тыл Ирана. А именно — в Хузестан. Операцией руководил помощник министра обороны и авиации Саудовской Аравии принц Халед бин Султан бин Абдул-Азиз, фактически исполняющий обязанности главы военного ведомства. Легендой “Табука-2” была гипотетическая попытка Ирана поднять восстание шиитов в Восточной провинции Саудовского Королевства.
Из обнародованных недавно “Викиликс” секретных документов известно, что Эр-Рияд убеждает Вашингтон “сокрушить Иран”. Антииранскими настроениями отличаются и Кувейт, и ОАЭ, и Катар. Последний играл в прошлом году заметную роль в свержении Каддафи в Ливии, выделив и огромные финансовые средства для поддержки “революции”, и направив “специалистов” непосредственно в район боевых действий.
“Вполне вероятна война против Ирана в американо-арабском исполнении (с частичным покрытием расходов на нее из карманов нефтяных шейхов Залива), — делает вывод Максим Калашников. — Причем от США требуется применение самых высокотехнологичных военных сил. Коррумпированные арабские владыки Персидского залива до колик в животе боятся превращения Ирана в мощную промышленно развитую державу с ядерной индустрией и могучими вооруженными силами”.
Таким образом, считает Калашников, главный регион иранской нефтедобычи, дающий основной доход страны, можно надежно изолировать и даже занять войсками США, базирующимися на территории Ирака… А потом объявить о создании здесь независимого арабско-шиитского государства под американским протекторатом. В состав новой “независимой страны”, очертаниями напоминающей штаны, могут, кстати, войти шиитские земли Ирака и часть Саудовской Аравии — также самая нефтеносная, с главными нефтяными гаванями и хранилищами на западном побережье Персидского залива”. При этом США могут не остановиться на сокрушении Ирана. В замысел американских стратегов может входить в последующем “переконфигурация” самой Саудовской Аравии, это, кстати, повод для Эр-Рияда серьезно задуматься, а надо ли сегодня помогать Вашингтону “опускать” Тегеран. Ведь тогда настанет очередь самой династии саудитов…
“Впав в острейший внутренний кризис, лишенный главного оружия и энергетики, — пишет в заключение Максим Калашников, — Иран может быть, по мнению американских стратегов, ввержен в пучину глубокого сепаратизма. Достаточно поддержать стремление азербайджанцев к воссоединению с северным (экс-советским) Азербайджаном, а также курдских и белуджистанских сепаратистов. Благо с востока к Ирану примыкает бурлящий, разваливающийся Пакистан”.