Во власти магии музыки

Архив 200903/11/2009

Такое чувство охватывает каждого, кто слышит сочинения знаменитого современника, в какой-то степени и соотечественника (по отцовской линии) Кшиштофа ПЕНДЕРЕЦКОГО.

Очередной международный фестиваль музыки крупнейшего польского композитора состоялся в Ереване под патронажем президента Сержа Саргсяна и прошел в переполненных залах. Это десятая акция, организованная заслуженным деятелем искусств РА композитором Степаном Ростомяном вместе с его главным менеджером С.Ованесян в рамках цикла “Перспективы XXI века”.

Наряду с армянскими исполнителями и дирижерами в фестивале приняли участие и известные зарубежные музыканты. Это прежде всего прекрасные дирижеры — утонченно-галантный Михас Клауза (Польша), артистично-экспансивный Андрес Мустонен (Эстония), виртуозы — виолончелист, последний ученик Св.Ростроповича Иван Монигетти, скрипач Юлиан Рахлин и кларнетист Жан Марк Фесар (Франция). И, наконец, в финальном концерте принял участие сам маэстро Пендерецкий. Причем дирижировал скорее не как автор, а как мыслитель, направляющий исполнителей в русло идейно-выразительных возможностей каждой своей фразы и объединяя их в одно единое пространственно-звуковое вещание.
Получив капитальное образование в Краковской консерватории и Университете, Кшиштоф Пендерецкий достиг как композитор самых больших высот, а главное — всенародного признания. Однако это не стало причиной для удовлетворенного самолюбования. Он неизменно предстает как человек уравновешенный, серьезный с задумчиво-философским, пытливым взглядом, как Артист, у которого впереди еще много задач и планов. Автор камерных, хоровых, симфонических сочинений, Пендерецкий заставил внимательно прислушаться к своей музыке даже немузыкантов. Кстати, в беседе он признался, что приятно удивлен особой способностью нашей публики слушать музыку и интересом молодежи к ней. Однако загадка успеха кроется прежде всего в самой музыке.
Каждое сочинение Пендерецкого — это отдельный, неповторимо яркий мир музыки, насыщенный своими характерными особенностями. Его музыка неоднозначна и неоднородна по восприятию. И это естественно. Она отражает разные периоды и направления творческой жизни автора. Важно и ценно то, что композитор не останавливается в поисках, не повторяет самого себя. Поэтому и возникает такой неизбывный и искренний интерес слушателя к каждому новому сочинению его в любой стране, где она звучит.
И напоследок отмечу, что не так-то просто завоевать симпатии армянской публики даже известным величинам, так как публика наша натуральна и непосредственна в проявлениях своих симпатий и антипатий. Поэтому так самоценен откровенный восторг и понимание музыки Кшиштофа Пендерецкого со стороны армянской публики, ее желание идти в ногу с откровениями столь полюбившегося композитора. Мы расстались с маэстро в надежде на новые встречи.
Карине ДЖАГАЦПАНЯН,
доктор искусствоведения, профессор