Владимир КАЗИМИРОВ: Что хуже — скопище противоречий или прямая ложь?

Архив 201022/04/2010

Президент Азербайджана Ильхам Алиев выступил на днях с большими речами, подробно изложив позицию Баку по нынешнему этапу урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Суть его высказываний в том, что наступил решающий этап переговоров, но Армения их затягивает.

“Если мы увидим, что здесь нет никакой надежды, то переговоры должны быть приостановлены. В этом процессе начнется новый этап. В чем он будет заключаться, пока говорить рано. Мы готовы к любому сценарию…” Несмотря на всю витиеватость, ошибиться в “начинке” этих фраз невозможно. И в мягкой упаковке угрозы остаются угрозами, идут вразрез с важным принципом ОБСЕ. Причем президент АР то и дело взывал к нормам международного права. У него получалось, что угрозы и маячащее за ними применение силы, то есть новое кровавое месиво для обоих народов, будто бы соответствуют им, да и здравому смыслу, а вот чужая оккупация — аномалия. Хотя главная аномалия и причина — как раз война, а оккупация лишь одно из ее тяжких последствий. Даже горький опыт не помог освоению этих причинно-следственных связей. Отличалось традиционной противоречивостью и многое другое в речи И.Алиева. По его словам, окончательный и даже промежуточный, временный статусы Нагорного Карабаха (НК) возможны “только и только в рамках территориальной целостности Азербайджана”. В чем же тогда смысл юридически обязывающего волеизъявления НК, в чем выбор? Или ему как раз и нужен карикатурный выбор без выбора? Временный статус НК неизбежно будет близок к нынешнему статусу де-факто, и он мало зависит от Азербайджана. Что касается окончательного — трудно даже предположить, что армянское большинство НК и через 10 лет проголосует за наиширочайшую автономию в составе АР. То есть, как гласит модная дворовая лексика, ему “наплевать” на волеизъявление там. Ясно, что президент АР и не думает о нем всерьез и не собирается соблюдать своих обязательств по возможному соглашению, а только “получить свое” без взаимности, а лучше и без надежных гарантий мира. Вот в чем соль дела. А Баку опыта невыполнения даже официально подписанных соглашений не занимать.
Главным событием 1991-1994 гг. была война в Карабахе. Алиев всячески уходит от ее анализа. Ему это невыгодно. По нему, у нынешней ситуации и не было прошлого — будто все началось с беспричинной оккупации 7 районов АР, войны вроде как и не было, а оккупация с неба свалилась. Не было резни ни в Сумгаите, ни в Баку, были лишь Ходжалы и армянские этнические чистки. Перед международным сообществом он умилительно ратует за мирное сосуществование азербайджанцев и армян в НК для скорейшего возвращения туда своих граждан. А на деле грозит войной и не желает положить конец ненавистничеству к армянам и даже поощряет его. Провести кого-то на этой мякине невозможно. Быстрое возвращение азербайджанцев может иметь целью осложнить обстановку в НК и сорвать референдум по его статусу. Возникшее размежевание — еще одно драматическое следствие войны и пропаганды. Преодолевать его придется терпеливо, поэтапно. А разве азербайджанцы не вправе знать перед возвращением в НК — под какую власть идут?
Алиев вновь усердно изображал общее согласие с обновленными Мадридскими принципами (чтобы обвинять Ереван в затягивании переговоров и несговорчивости), но упорно уходил от раскрытия своих “некоторых исключений”. Он даже перенес акцент на то, что их очень мало. Но разве дело лишь в количестве? Ясно, что его исключения затронут не детали, а самую суть урегулирования, прежде всего определение конечного статуса НК. Так что “небольшие исключения” могут перечеркнуть все заверения Баку о согласии с обновленным документом. Пользуясь нынешними экономическими и внутриполитическими затруднениями Еревана, И.Алиев пытается организовать всеобщий прессинг на него, требуя скорейшего ответа на обновленные Мадридские принципы, изображает чуть ли не единение в этом с сопредседателями Минской группы. Как будто уже забыты невнятные плутания Баку в определении своей позиции по Мадридским принципам, начиная с конца 2007 г., вплоть до попыток отрицания этих предложений как таковых. Баку убил на это не “более двух месяцев”, а почти два года. А разве Ереван может обойтись без хлопотного согласования позиций со Степанакертом? Причем эта затяжка создана самим Баку, не желающим прямого участия НК в переговорном процессе, что резко умножило недоверие карабахских армян к нему и его посулам.
Алиев вновь утверждал, будто 4 резолюции СБ ООН (822, 853, 874 и 884) требуют безоговорочного вывода армянских сил с территорий АР. Но слово “безоговорочно” есть лишь в резолюции 853. В Баку прекрасно знают, почему в следующих оно исчезло, обратив тем самым вывод армян в предмет переговоров. СБ ООН не мог вознаграждать сторону, игнорировавшую его резолюции, срывавшую прекращения огня и миротворческие инициативы. Стоит знать, кто первым не хотел выполнять эти резолюции, прекращать огонь, без чего невыполнимы прочие требования. Не те ли, кто ныне так часто, но весьма выборочно требует их исполнения? Не выполнив целиком сами (как и армяне) ни одного из их требований, но зато грозя возобновить кровавую бойню вопреки сути резолюций и иных документов ООН и ОБСЕ. Алиев утверждает, будто АР имеет полное право восстановить свою территориальную независимость. Тезис нечеткий и спорный. Еще больше прав и резонов было у нее не терять своих земель вообще, а решать конфликт без упования на силу — в переговорах. Пренебрежение этим шансом и привело к потере 7 районов. Негодование этим можно понять лишь вместе с самокритикой. Именно Баку надо каяться за безумие марафона войны в два с половиной года. А для ускорения ухода армян не стоит наступать на те же грабли. Той войной Баку сам “подарил” им право требовать надежных гарантий за уход, а теперь отказывается от предложенного президентом РА С.Саргсяном соглашения не применять силу при разрешении конфликта. Трудно предположить, что все это и многое другое высказывается по неведению или ошибке. Значит, так надо. Даже если было или должно быть иначе, даже если это бросает тень на репутацию. Пропагандистская составляющая этого конфликта одиозна и нацелена на введение в заблуждение всех и вся, а более всего собственного народа.