Влад Галкин подцепил вирус понтового гриппа

Архив 200904/08/2009

Несмешная история с пьяным актером, стрелявшим в баре из пневмопистолета, напомнила “Известиям” об угрозе новой эпидемии звездных болезней
Про историю, происшедшую с заслуженным артистом России в баре на Садовой-Кудринской, в Москве судачат который день. Одни списывают все на хроническую усталость и проблемы Галкина в личной жизни.

Кто-то рассуждает о распущенности и безнаказанности звезд. На видео, снятом самими милиционерами позже, в “обезьяннике”, задержанный герой “Дальнобойщиков” заявляет: “Мы живем в стране, в которой нет законов… Раньше в Японии казнили за неправильное поведение. А здесь меня не убьют. Я знатный и знаменитый. Я велик и талантлив”. Но что же все-таки произошло?
В четверг 23 июля примерно в 15 часов актер пришел в Tiki-bar на Садовой-Кудринской улице. Покушать. Он только что вернулся из Ярославля, со съемок сериала “Котовский”. И на ногах уже стоял оч-чень нетвердо. Когда бармен отказался налить актеру лишний стаканчик, тот хвать стул и ну лупить по стойке бара. А потом достал травматический пистолет и стал стрелять по бутылкам. Говорят, резиновая пуля задела и бармена. Первым на место происшествия прибыл участковый Ринат Зиннатулин. И сразу получил кулаком в лицо. Подоспевшие сотрудники вневедомственной охраны доставили распоясавшегося заслуженного деятеля культуры в ОВД Пресненского района и поместили в камеру предварительного заключения.
Видео, которое засняли на мобильный телефон в милиции, тоже мгновенно стало достоянием интернета. За решеткой Владислав Галкин курит, разговаривает по мобильному телефону и рассказывает, как ему в России жить хорошо: “У меня есть огонь, есть сигареты. Сейчас приедет папа. Меня отсюда заберет…” Вскоре за звездой действительно приехали. Солидные люди из Министерства культуры. И за ними — отец Владислава, актер и режиссер Борис Галкин. После недолгого разбирательства Галкина отпустили, материал был передан в следственные органы при прокуратуре. Заметим, с прибывшими милиционерами невменяемая звезда то дралась, то браталась: а че ему будет-то!?