Виген СТЕПАНЯН: “Обретенная свобода не сплотила людей культуры, а разметала их?..”

Архив 201124/02/2011

Что общего между армянскими сериалами и спадом культуры? Многие ответят без запинки — одно порождает другое. С другой стороны, и о том, и о другом говорят очень много, но, увы, мало что меняется. Почему? Об этом и многом другом говорит актер и режиссер Виген Степанян.

— Культурная среда Еревана, в которой я вырос, мне кажется настолько изменилась, что иногда я не узнаю ее. Главное ведь не здания, пестрые кафе и т.д. Общаясь с сегодняшней молодежью, я не могу понять, откуда пришла вся эта арабо-тюрко-персизация, так отвратительно выражающаяся в манере одеваться, в музыке, которую они слушают, в речи, пестрящей сленгом…
К сожалению, обретенная свобода не сплотила, а разметала людей культуры и искусства.
— Наверно, это естественно. Выживают в одиночку…
— Я не об этом. Надо разобраться: почему так вышло, что, дорвавшись до свободы, мы так низко опустили планку художественного творчества? Понятно — рынок, но ведь не одним рынком жив творческий человек. Я говорю о процессах, которые также переживает сегодня весь мир, а в большей степени постсоветское пространство.
— Странно слышать подобные речи от человека, ассоциирующегося у многих с сериалами…
— Сериал — это формат и не более того. Я бы не хотел перекладывать ответственность на кого-либо. У нас этот формат, мягко говоря, далек от совершенства. И что самое неприятное — в сознании людей твердо закрепилось, что сериал — это и есть настоящее кино. Сериал может в лучшем случае стать многосерийным худфильмом, если это делать так, как, скажем, в Бразилии или России. А что у нас? За небольшим исключением штамповка, производимая людьми, далекими от искусства и не “покалеченными” даже элементарным вкусом. В наших сериалах работают как отменные актеры, блестяще исполняющие свою работу, так и люди, как мне кажется, просто с улицы и не имеющие представления о культуре речи и поведения…
Я не “сериальный” актер — снялся лишь в одном — “Цена жизни”, завязал с этим. Быть ежедневно целый час (с повторами) на виду у всех считаю недопустимым. Я рискую остаться Виком Аматуни, чего уже потом из сознания зрителя никак не вытравить. Для некоторых актеров глухой уход в сериалы оказался судьбоносным — сериальные маски буквально приросли к их лицам. Они и не понимают, что постепенно начинают терять свои профессиональные качества.
— В вас сработал инстинкт актерского самосохранения?
— И да, и нет. Я не против сериалов — я за профессионализм. Так что если я когда-то и вернусь к ним, то исключительно в том случае, если будет хороший сценарий и профессиональный режиссер.
— Многие актеры категорически против этого формата, считают, что он калечит актера. Но жить-то надо…
— Мне бы не хотелось выглядеть снобом — я не понаслышке знаю, как живут наши актеры, какую нищенскую зарплату получают. В сериалах же платят нормально и вовремя. Так что для многих сериал — глоток воздуха. И прежде чем бранить актеров, “продавшихся” в сериалы, не лишним будет войти и в их положение. Замечу, во всем мире популярный артист, человек искусства — это не просто имя, но и материальный достаток. У нас все еще другое: “настоящий артист должен быть голодным”.
— Окажись вы у власти, что бы предприняли?
— Не дай Бог оказаться. Впрочем, думаю, идеальный руководитель в культуре тот, кто сумел бы подвести власть к созданию определенной законодательной базы, на основании которой культура смогла бы существовать  и выжить самостоятельно. Это позволит ей развиваться в нужном русле.
— И напоследок вкратце о своей работе.
— Продолжаются репетиции спектакля “Кто у умного дурак” — Ованес Туманян справляет день рождения в окружении своих персонажей. И начинается история, о которой… впрочем, лучше поговорим после премьеры. А уже потом по предложению Акопа Казанчяна начну работу над спектаклем “Бременские музыканты”.